aif.ru counter
98

Обескураживающий «Новосибирский трансфер»: ждали праздника и…дождались

Фото: Игорь ИГНАТОВ

«Ну надо же хоть немного стараться!»

Макс Фрай, «Властелин Морморы»

Новосибирск, 9 мая, АиФ – Новосибирск - В течение полугода Новосибирск ждал премьеры уникального спектакля «Новосибирский трансфер». Его постановщик – руководитель театрально-хореографического отделения театра Бремена Самир Акика обещал показать сибирякам коллаж из портретов жителей города и их историй, которые появятся как результат работы исследовательской группы Самира.

Премьера уже совсем близко – 11 и 12 мая. Нас, журналистов, пригласили на пресс-показ спектакля. Идея рассадить зрителей на сцене, лишенной кулис, среди колосников и прожекторов, показалась мне интересной – мы сразу попали в плен сцены и сами словно стали артистами или частью декорации… Шум дождя, как музыкальное оформление первых минут спектакля,  порадовал – я предвкушала интересный взгляд на мой родной город со стороны…

И как я могла забыть избитую истину – ожидание праздника лучше самого праздника! Но чтобы ожидание и «праздник» так разительно отличались друг от друга – такого со мной еще не было.

 

Фото: Игорь ИГНАТОВ

 

…Молодые ребята выбежали на сцену и с помощью стилизованного языка глухонемых попытались общаться друг с другом. Наверное, режиссер задумал послать зрителю месседж: «говорим друг с другом, но не слышим и не понимаем собеседника». Месседж вышел слабый, если не сказать схематично-поверхностный. Под невнятную музыку - ритмизованные удары с разной звуковысотностью -  на сцене старательно так, полупрофессионально,  показывали страдания молодые танцоры. Добросовестно выполняя движения они, наверное, забыли, а режиссер не подсказал, что основное во всяком театральном действе – настоящие внутренние переживания. Конфликт важен! Чувства необходимы! Псвевдомузыка, псевдотанец, псевдопереживания… Боюсь показаться брюзгой, но мне кажется, что несколько даже очень крупных неправд в сумме правду не дадут. Ах, Константин Сергеевич, где же Ваше знаменитое «НЕ ВЕРЮ!»?

Вдруг музыкальный фон изменился. О чудо, долгожданное чудо! Зазвучал неповторимый голос великой Марии Каллас: над залом поплыла гениальная ария Джоконды из оперы Понкьелли «Джоконда»… Но рано было расслабляться и пытаться насладиться великой музыкой! На сцену вышла девочка, повернулась к нам симпатичным экстерьером  и начала  трясти … э-э-э-э … филейной частью! Вокруг рассаживались мальчики, старательно имитируя течение слюны при таком страстном танце. Девочка добавила в танец «сексапильных» движений – немецкое порно отдыхает, господа! Или такова была задумка режиссера?

-Самир, чем вам досадила Мария Каллас? Или вы с детства Понкьелли не любите?

-Нет, что вы, я ничего не имею против Каллас! Я вообще не эксперт в оперной музыке… Ни в чем не эксперт, пожалуй, кроме гольфа, которым сейчас увлечен. Я так чувствую.

-То есть перевода арии не знаете?

-Нет, а зачем? Я же чувствую музыку!

Так вот, дорогой читатель, в арии героиня Каллас Джоконда, стоя на отвесном утесе, поет о том, что хочет покончить жизнь самоубийством, потому что возлюбленный ее покинул. Я дико извиняюсь, но, возможно, прежде чем обличать себя незаслуженным правом чувствовать музыку, и позволять порно-версии макарены исполняться под ее звуки, надо бы ее сначала слегка изучить? Хотя бы для того, чтобы разнообразить чувственный труд умственным…

Следующий эпизод спектакля, представленный нам как один из лучших, поверг меня в глубокое уныние. На сцену вышли пятнадцать дам бальзаковского возраста – самодеятельный хор. Женщины исполнили песню о маме. Хорошо, надо заметить, пели – с чувством, проникновенно. Неплохая самодеятельность. Но и эту песню режиссер решил разукрасить. В прямом смысле слова. За дамами он поставил совершенно кичевый фонтан. На огромном фанерном листе была нарисована мрачная чаша. Брызги воды сценографы оформили синими светодиоидами – ну чистый Мулен-Руж! А перед хором, абсолютно не следуя ритму песни, двигался в стиле стрит-денс молодой человек. Когда закончилась песня, он уныло и не слишком связно лепетал покаянные слова - просил прощения у своей мамы за все нанесенные обиды. Потом прощения просить стали все молодые участники спектакля. Видимо, предполагалось, что эта сцена должна тронуть зрителя. И тронула бы, если бы не… схематичность и неискренность произносимых извинений.

 

Фото: Игорь ИГНАТОВ

 

Наверное, я чего-то не поняла. Но людских историй я не увидела (плохо смотрела?), даже тех, которые как основу спектакля озвучили немецкие режиссер и драматург. А главное – это унылое чудачество никак нельзя назвать связным спектаклем. И хотелось бы крикнуть «вон из искусства!» - да в этом нет особого смысла. Ведь нельзя изгнать оттуда, куда не добрались…

И это, извините, действо будет показано на одной из лучших сцен нашего города – сцене «Красного факела»! О, боги, боги мои! Яду мне, яду!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах