aif.ru counter
04.12.2013 13:12
Варвара Канаева
1025

Живые картины. Художник пишет лики святых «по памяти»

«Аиф на Оби» № 49 04/12/2013
Варвара Канаева / АиФ

Многие картины известного за рубежом новосибирского художника и иконописца Геннадия Стрекаловского хранятся в частных коллекциях России, Канады, США. Они множество раз выставлялись на всероссийских и международных выставках. Художник рисует картины по воспоминаниям, поскольку много лет не покидает стен своей квартиры.

Все картины художника созданы на этом диване. Фото: АиФ / Варвара Канаева

К жизни вернули картины

Дверь открыла супруга Геннадия Стрекаловского, потому что сам художник с трудом передвигается. В комнате живописца — стол, диван и иконы кисти хозяина дома. Никаких современных гаджетов, ни телевизора, ни компьютера — Геннадий Михайлович убеждён, что они отягощают и искажают жизнь современного человека.

«Никаких внешних впечатлений для работы мне не нужно, я пишу по памяти, — говорит художник. — Помните, «лицом к лицу лица не увидать…» — это очень верно. Самое важное — первое сиюминутное впечатление о человеке или пейзаже. По нему и пишу портреты или картины. Тогда, немного отойдя во времени от первого впечатления, можно понять суть твоего героя и написать доброе воспоминание. Хотя портреты я практически не пишу, вот только портрет Инны Чуриковой сделал и считаю его одной из самых удачных работ».

С прославленной актрисой Геннадий Михайлович встретился лишь однажды, много лет назад, когда отдыхал с женой на море. Тогда Стрекаловский ещё не знал, что спустя 25 лет начнёт писать и что именно картины вернут его к жизни.

Яблоки Победы

Он родился в 1933 году в Архангельске, в семье военного. Печорские пейзажи из детства навсегда запали в душу мальчика. К тому же обнаружилось, что у него феноменальная память — стоило ему один раз взглянуть на местность, он запоминал ландшафт и мог ходить по нему с закрытыми глазами. Потом именно этот дар позволит ему писать картины. Но наслаждаться северными красотами пришлось недолго — отца перевели в Томск, потом в Новосибирск. Здесь и пережили войну.

Иконостас своими руками. Фото: АиФ / Варвара Канаева

«Самое сильное воспоминание жизни — это День Победы, — рассказывает Стрекаловский. — Отец работал на пароходе «Энгельс», и я любил после уроков бегать на пристань. И вот однажды прихожу — все суда гудят, а люди, стоящие на палубах, плачут. Я сначала перепугался, а потом понял: плачут от радости — Победа! Через несколько дней отец принёс два яблока, я в первый раз тогда их попробовал. Яблоки люблю — это для меня вкус Победы».

Он мечтал о том, чтобы стать таким же героем, как те, кто вернулся с войны. Пошёл в армию, служил в Амурской области, на границе с Китаем. Учения проводили в горах. Только успели поставить палатки, как услышали приближающийся страшный шум. Это неслась лавина, сметала всё на своем пути. Не все солдаты сориентировались, некоторые не успели отбежать на безопасное расстояние. Их и бросился спасать Геннадий. Но успел спасти лишь одного — самого накрыла стихия. Его потом откопали сослуживцы. Сначала подумали — умер, но выяснилось, что он отделался лёгким испугом, вернее, тяжелой контузией. Травма головы помешала поступить в институт, пришлось Стрекаловскому после армии работать слесарем.

«Я не жалею, — улыбается он, — нашёл друзей, встретил свою любовь. Если бы не эти люди, то я бы никогда не стал художником».

Геннадий Михайлович работал слесарем до 55 лет, до того момента, как его, по собственному выражению, «стукнул инфаркт». Очнулся в больнице. Врачи велели ему разрабатывать руку, заставлять себя ходить.

Друзья и жена носили ему газеты, чтобы от жизни не отставал. Однажды он прочёл статью художника, в которой автор утверждал, что для того чтобы продлить жизнь, необходимо научиться рисовать. Создавая картины, люди лучше понимают природу, забывают о невзгодах. Геннадий Михайлович решил попробовать свои силы в живописи. Но сначала рисовал только карандашом — он не знал, как работать с красками, как готовить доску для письма. Друзья познакомили его с профессиональным художником, который научил Стрекаловского азам живописного искусства. Общение было недолгим — всего несколько дней, но полностью изменило жизнь Геннадия Михайловича.

Фото работы Стрекаловского дается не всем - снимок получается только если художник дает свое согласие. Фото: АиФ / Варвара Канаева

— Я как-то сразу понял, что буду писать иконы и духовные картины, потому что вера — самое главное в жизни. Пока мы молоды, стараемся больше заработать, приобрести хорошую квартиру, машину… Но не ощущаем себя счастливыми. Нам в голову не приходит, что духовное может быть важнее физического. Только после того как в жизни происходит что-то страшное, мы понимаем, что карьера, деньги — всё это ерунда. Жаль, что люди в России потеряли настоящие ориентиры.

Капризная живопись

Свою первую икону он создал на крошечном косом срезе кедровой ветки. Лик Владимирской Богоматери он писал долго, несколько месяцев. Сначала сделал множество карандашных набросков и только потом, когда понял, что добился нужной плавности линий, выразительности глаз, написал икону красками. И он сам не заметил, как произошло чудо: и рука, и ноги стали слушаться.

Он не выходит из дома вот уже более двадцати лет. Воссоздаёт пейзажи и иконописные образы по памяти — хорошо, что она у Геннадия Михайловича фотографическая. Самым важным в картинах считает глаза своих персонажей — он научился писать их так, что кажется, будто лик с иконы смотрит прямо вам в душу.

«На многих картинах у меня белые ночи — родные, архангельские. И пейзажи оттуда — очень скучаю по родине. Она мне снится до сих пор…

В иконы, по признанию художника, он добавляет что-то свое - как сам видит. Фото: АиФ / Варвара Канаева

— Иконы я пишу не так, как написано ранее, а добавляю немножко своего. Мне говорил Владыка Сергий, что каждому Бог дал разум, и каждый пишет так, как видит».

У картин Стрекаловского интересная особенность — они капризны при съёмке. Если автор не разрешает их фотографировать или просто не в духе, картины получаются засвеченными — на фото лишь белые полотна. Мне повезло — автор был в хорошем настроении.

Недавно Геннадий Стрекаловский написал картину, которую называет своей последней работой.

«Нет, сюжеты не закончились, и рука все так же тянется к бумаге. Просто один глаз вдруг стал плохо видеть, и у меня словно отняли воздух — я не могу писать. Музыкант может быть слеп, а для художника зрение — это всё, это весь мир. Я теряю мой мир, потому что у меня очень маленькая пенсия — я не могу позволить себе оплатить операцию».

К сожалению, это не могут сделать и родственники.

Новосибирский иконописец ждёт, когда для него совсем померкнет свет. Он вздыхает: может, люди протянут руку помощи? Телефон художника 356-38-58 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество