aif.ru counter
21.11.2012 12:15
Марина ФОМИЧЕВА
75

Писатель и журналист Илья Стогов: В современном мире писатели из Зимбабве намного популярнее наших

Фото: Елены ИВАНОВОЙ

За свою жизнь Илья Стогов успел получить богословское образование, поработать пресс-секретарем казино, телеведущим, а также написать более 10 романов и сборников рассказов. В настоящее время он называет себя экс-писателем и экс-журналистом, занимаясь в основном воспитанием детей и преподаванием.

nsk.aif.ru: - Учитывая, что Вы пишете и в газетах, и в журналах, и то, что издаются ваши книги, кем Вы себя считаете - журналистом или писателем?

И.С.: - Моя последняя книга вышла 7 лет назад. Вообще я считаю, что между этими профессиями разница присутствует только в форме написания. Если ты пишешь про себя, о проблемах, которые тебя волнуют, в газету, в журнал, то ты журналист, а если в книжке, то писатель. Это вопрос не текста, то есть, что у журналиста плохой текст, а у писателя хороший и вечный. Тут скорее вопрос в способе оплаты. У нас сейчас практически нет газет, а в тех, которые остались, не платят. С издательствами такая же проблема – в Питере сейчас ни одного. Так, что нет смысла работать ни журналистом, ни писателем.

nsk.aif.ru: - Нет смысла работать только из-за денег или в принципе?

И.С.: - Вообще, зачем нужна журналистика? Сейчас любой парень с айфоном может быть репортером.  Вообще изменилась структура этого бизнеса. В СССР нужно было заслужить право на высказывание. Например, ты видный ученый и достоин того, чтобы тебя выслушали. Теперь все это по принципу: встал, сходил в туалет, написал об этом в твиттер. Раньше мне на встречу шло 100 тысяч человек, и у меня не было шанса узнать, что у них в голове. Теперь мне достаточно зайти на их страницу в соцсети. Право на высказывание больше ничего не стоит. Интернет вообще странная вещь. С одной стороны ничего не изменилось, а с другой – без него уже нереально находится, как без штанов, особенно в Новосибирске. Изменилась структура, система образования, больше не осталось секретных ноу-хау. Журналистика старая традиционная – когда репортер расследует, составляет экспертное мнение - больше не интересна. Появление Интернета изменили базовые правила – мы раньше играли в футбол, а сейчас играем в бокс. Только мы еще пытаемся ногой провести мяч, а нам дают в торец.

nsk.aif.ru: - Вы считаете, что читателям не интересно мнение автора?

И.С.: - Теперь любой может его написать. Я могу составить свое экспертное мнение, опубликовать у себя на страничке, собрав миллионов лайков.

nsk.aif.ru: - С другой стороны журналы и газеты до сих пор печатаются, продаются?

И.С.: - Знаете, это миф, что журналы покупают. Вообще правило хорошего детектива гласит – посмотри кому это выгодно. Идет борьба с курением. Почему? Узнали, что оно вредно только сейчас? Мне кажется, этот закон идет вряд с другими – закон о митингах, клевете, разглашении гостайны. Закручивается возможность на высказывание отличного мнения. Ведь в табачном законе главное четвертый, кажется, пункт – о запрете рекламы табака, которая печатается в основном в журналах. Именно табачные компании являются основными спонсорами СМИ, на обложке которых напечатаны всякие Борисы Чхартишвили.

nsk.aif.ru: - Но в Интернет-рекламу тоже вкладываются деньги.

И.С.: - Это непонятно что. Интернет все старое сломал, а нового не построил. Сейчас непонятно как именно вытягивать из Интернета деньги, а когда станет понятно, то мир перевернется.

nsk.aif.ru: - Чем нужно обладать, чтобы заинтересовать читателя. Чтобы он читал не пост своего друга в соцсети, а журналистский текст?

И.С.: - Если бы я знал это, то сидел бы не здесь, а в Нью-Йорке. Вообще есть такие темы, которые соберут только небольшую группу читателей, допустим в 2 тысячи человек. Мне вот интересна археология неолита, и таких как я не больше этой цифры. И многие темы обречены на существование в таком кругу. Для того чтобы собрать миллион лайков, нужно иметь очень простой и понятный посыл. Основный принцип должен быть «Не грузите меня». То есть нужна или ржака, или баба голая.

nsk.aif.ru: - Несмешные и непошлые темы не имеют шансы на миллион читателей?

И.С.: - Только на 2 тысячи. Для миллиона нужно что-то простое.

nsk.aif.ru: - На кого тогда работает современная литература - на миллион или на 2 тысячи?

И.С.: - Мне кажется, что современных литераторов никто не знает. Я не злобно скриплю, что меня не взяли в их компанию. У наших самых известных писателей – Быкова и Прилепина тираж 4 тысячи. Их проблема в том, что сейчас, когда даже зимбабвийские писатели пишут на английском, мы продолжаем писать на русском. Поэтому зимбабвийская литература популярнее нашей в мире.

nsk.aif.ru: - Есть ли шанс у современных писателей стать классикой?

И.С.: - Классика – это то, что изучают в школе. И эти книги в свое время писали, чтобы заработать денег. «Война и мир» очень сырой роман, это ворох расползающихся мыслей. Граф Солиас намного лучше писал, но его никто не знает. Если ты вошел в школьную программу – стал классикой.  Александр Розенбаум сейчас проталкивает свои стихи в школьную программу, и правильно делает. Через 50 лет никто не вспомнит про Рождественского, Евтушенко, а его вспомнят, потому что будут изучать. И какой-нибудь лопоухий шестиклассник будет рассказывать про глухарей на токовище, получит 3 и навсегда запомнит Розенбаума, а какое-нибудь тонкое прочувственное стихотворение, от которого сегодня все плачут, не войдет в школьную программу и про него все забудут.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество