163

«Сибирское фэнтези». Новосибирский художник рисует мифологию скифов Алтая

Алексей Лукоянов / Фото автора

В новосибирском культурном пространстве «Арт Усадьба» 1 октября открылась персональная выставка художника Николая Марци. Он пишет алтайских скифов начиная с 2015 года, в его серии около сотни картин. Художник не воссоздаёт образы скифов с исторической точностью, а показывает, как они видели мир через призму мифологии, поэтому в его картинах много сюрреализма и мистики.

«У меня возникло желание выбрать тему, которая близка и мне, и людям, которые живут в Новосибирске. Они путешествуют на Алтай, видят образы духов, гор. Над этой серией картин я уже работаю много лет. Она кажется мне самому очень цельной, понятной, доступной. Я знаю, что рисовать дальше и знаю, куда расти», - рассказал художник в беседе с АиФ-Новосибирск.

Фото: Фото автора/ Алексей Лукоянов

Египетские пирамиды под ёлками

До того, как писать скифов, Николай Марци пробовал выставляться на Западе. Но художнику не понравился европейский подход к живописи, «поверхностный и декоративный, уходящий в абстракцию», поэтому он захотел найти альтернативу.

Марци вспоминает, что на его творческое решение повлиял отец и пешие походы на Алтае.

«Отец был преподавателем истории в НГУ и все время по своим знакомствам отправлял меня со студентами исторического факультета в археологические экспедиции. Они проходили в Хакассии и в Краснодарском крае, и я маленько хлебнул этой археологической романтики.

Во время похода с рюкзаком на Алтай мы с друзьями прошлись по плато Укок, где в 1993 году открыли алтайскую принцессу. И я прошёл мимо её гробницы, где была табличка со справочной информацией. Я осознал, что эта находка перекликается с Древним Египтом. Когда египтяне строили свои пирамиды, у нас в Сибири уже была достаточно развитая культура с самобытным визуальным рядом.

Всё это "склеилось" и вылилось в серию картин. В этой теме ещё нету знаковых художников, поэтому я решил в неё зайти и что-то порисовать».

Картины о жизни скифов внутренне близки для жителей Новосибирска и Сибири в целом, считает художник.

«У нас сибиряков есть легкий комплекс неполноценности в плане того, что всё мировое искусство произошло где-то в Европе. Все египетские пирамиды, греческие и римские цивилизации – оно было там, а у нас только ёлки и медведи. Но когда в 1993 году открыли алтайскую принцессу и предоставилась возможность ее сохранить, пошла волна интереса к этой культуре, особенно среди тех людей, для которых она близка. Особенно это касается нас, новосибирцев. Сел на машину, проехал часов 5-6, доехал до этих мест, видишь эти скифские курганы – и где-то под ними можно достать артефакты, которые ничем не хуже египетских. Вот они, эти пирамиды – прямо под ёлками».

Фото: Фото автора/ Алексей Лукоянов

Будущие картины на фоне Алтайских гор

Основной творческий процесс, рассказывает Марци, происходит на Алтае, где он делает наброски интересных образов из повседневной жизни местных. Дорабатывает картины он уже в Новосибирске.

«Я приезжаю на Алтай и делаю заготовки картин. Ловлю какой-то сюжет, его там быстро намазываю на холст, не сильно вдаваясь в детали, и потом привожу сюда. Сейчас у меня сезон закончился. Я ходил по лесам, ловил свой дзен и привёз сюда 20-30 заготовок. Есть просто пейзажи, есть какие-то образы – корова, девушка с ведром. Их я буду доделывать».

Раньше Марци брал сюжеты из фотографий археологических находок и своей повседневной жизни. Так, рассказывает он, игра в футбол напоминала ему сражение, которое он хотел перевести на язык живописи, превратить футболистов в скифов – дать им мечи и посадить их на коней. Но загадочные Алтайские горы, признаётся художник, вдохновляют его больше.

«Когда ты ходишь по тем же местам, по которым когда-то ходили скифы, то представляешь: вот колесница, на которой едет скиф, вот другой едет на лошади и везёт с охоты какую-то добычу, вот детишки играют и пасут овец. Туристы идут, тяжело поднимаются на гору, и ты представляешь – это  охотники, которые тащат убитого барана вверх по склону к себе в племя. Эта картинка вырисовывается прямо на фоне гор».

Фото: Фото автора/ Алексей Лукоянов

Жизнь предков с мистическим подтекстом

Для многих Алтайские горы – необычное, таинственное место. Марци считает, что скифы воспринимали их так же. Он рисует свои сюжеты через призму их мировоззрения, поэтому его картины, как он сам говорит, «немного сюрреалистичные и похожие на сон».

«Скифы, которые жили в горах, воспринимали их как живые существа, которые имеют внутреннее состояние. У них была своя мифология, они могли вечером рассказывать сказки своим детям, шаманы могли эпосы придумывать – это я тоже пытаюсь изобразить. У меня есть сюжет, где девочка летит на грифоне, есть сюжет, где шаман подкрадывается к суслику и разговаривает с ним на бессловесном языке. Если меня спрашивают, как называется мой стиль живописи, я обычно отвечаю, что сибирское фэнтези – мирная и военная жизнь наших предков с мистическим подтекстом».

Марци уверен, что современному человеку есть чему поучиться у кочевого народа скифов. Художник, по его словам, устраивает свои выставки таким образом, чтобы человек на них мог погрузиться в мир скифской жизни, почувствовать себя её частью – и выйти уже другим.

«Я обратился к теме скифов потому, что их образ жизни кажется мне более естественным и правильным. Я хотел бы его предложить тем людям, которые живут в современном мире. Может, у кого-то внутри что-то откликнется, и он поймет, что мир можно воспринимать иначе, не так, как его воспринимают официально. Западный менталитет и западное мышление не единственно верные. Вполне европеоидные скифы жили с другим менталитетом и чувствовали себя очень хорошо и жизнерадостно, не испытывали каких-то дискомфортов и стрессов и жили в гармонии с природой».

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах