aif.ru counter
561

Страсти по театру: война между тупоконечниками и остроконечниками

Елена Иванова / АиФ

Сегодня в городе прошли слушания Общественной палаты, на которых депутаты, общественные деятели и простые зрители обсуждали вопрос, каким будет Новосибирский театр оперы и балета завтра. На слушаниях также присутствовали Борис Мездрич, бывший директор театра Оперы и балета, и Владимир Кехман, сменивший Мездрича на этом посту. Корреспондент «АиФ на Оби» побывал там, и выяснил, какой будет ценовая и репертуарная политика НОВАТа в ближайшее время, а также чем не устраивает новосибирцев реконструкция театра, проведённая в прошлом году.

Репертуарная политика театра

Мероприятие проходило в театральном зале Областной библиотеки. Как признали сами организаторы, они не ожидали того ажиотажа, который поднимется вокруг этих слушаний. Небольшое помещение до отказа было заполнено людьми, включая представителей СМИ, фото- и телекорреспондентов. Дискуссия планировалась в форме вопросов, которые докладчики по очереди задавали Владимиру Кехману. Однако регламент удавалось соблюсти далеко не всегда, равно как и вежливый и доброжелательный ход беседы.

Не смотря на жёсткую критику политики нового руководства театра, по словам директора Кехмана, с начала 71-го театрального сезона (13 ноября) Новосибирский оперный театр посетило 89 тыс. зрителей. «Я считаю, что это очень хороший результат, учитывая, что госзадание на 2016 год у нас 220 тыс. человек. Столько зрителей мы должны принять. Я думаю это показатель интереса к тому, что мы делаем», - отметил он.

С начала сезона Новосибирский оперный театр посетило 89 тыс. зрителей.
С начала сезона Новосибирский театр оперы и балета посетило 89 тыс. зрителей. Фото: АиФ

На вопрос, касающийся репертуарной политики учреждения, ответил художественный руководитель НОВАТа Дмитрий Юровский. «У нас в планах на этот и следующий год много новых постановок. Кроме того, мы планируем обновлять свой репертуар постановками, привезёнными из-за рубежа. Думаю, не у всех есть возможность поехать в ту же Италию в оперу. Что касается «Мессы» Бернстайна, которую убрали из репертуара, я знаю, это вызвало множество нареканий. В будущем мы надеемся, что эта постановка вернётся, но сейчас такой возможности нет. Для полноценного исполнения «Мессы» требуется обновить в оркестре около 20-30% необходимых для этого инструментов».

Что касается нареканий по поводу концертного стиля исполнения оперных произведений, Юровский парировал, что всё познаётся в сравнении. «Не знаю, видели ли вы спектакль «Борис Годунов», или «Турандот», премьера которого пройдёт завтра. Я бы при всём желании не стал называть исполнение этих опер концертным. Мне кажется, когда на сцене присутствуют декорации, костюмы, освещение, оркестр сидит в яме, певцы поют наизусть, назвать это чистым концертным исполнением уже нельзя». Впрочем, худрук заверил, что в какой бы форме не исполнялось произведение, артисты готовятся к нему с одинаковой серьёзностью.

Римская классика или пошлость?

На обсуждении прошедшей в прошлом году масштабной реконструкции внутренних помещений бывшего НГАТОиБ, ныне НОВАТа, градус напряжённости на слушаниях, и без того повышенный с самого начала, впервые начал закипать. Началось с того, что одна пожилая дама из слушателей поднялась и решительно потребовала дать ей слово в обход регламента. Попытка утихомирить воинствующую зрительницу с более чем 60-летним стажем ничем не закончилась. Продолжительная перепалка с ведущим привела к тому, что Владимир Кехман сам попросить дать даме слово.

«Что за ремонт «вырви глаз»? Это дикость! Пошлость! Это кошмар! Единственное, что стало хорошо, это извините меня, количество посадочных унитазов в женских туалетах. Больше в театре не сделано ничего хорошего. Это не театр, а балаган, цирк, казино. И шторки как в похоронном бюро висят на этих окнах», - выразила общее негодование многих собравшихся Елена Шуйская.

Олег Викторович, президент фонда по сохранению памятника архитектуры «Дом с часами», на этот счёт высказал прямо противоположное мнение. «Я темпераментный мужчина, родился в марте. Мне нравится классическая форма цветового решения, когда есть терракота, золото, красный бархат. Римляне это предпочитали, классический вкус, извините».

Бесплатного больше не будет

Также новосибирские зрители оказались обеспокоены новой ценовой политикой театра. В нашем городе основными посетителями театра являются люди с небольшим достатком, интеллигенция, учителя, и вопрос этот для них совсем не праздный. На это Владимир Кехман заверил, что хотя цены действительно выросли, но остались большие льготы для студентов. Например, в театре появились «Студенческие среды». В эти дни по студенческому билету на спектакль можно попасть со скидкой 50% - или за 300 рублей. Такие же льготы имеют пенсионеры, если будут приобретать билет в день концерта. Самый дорогостоящий на сегодня билет – 2 тыс. рублей, но таких мест всего 150.

Что касается бесплатного автобуса до Академгородка, который обходился театру в 80 тыс. рублей в месяц, и был отменён в управление Кехмана, то Владимир Абрамович заявил, что такого в театре больше не будет.

«Почему театр должен один нести на себе этот груз? Пусть город ему в этом поможет. Я недавно встречался с мэром Локтем, встретил в его лице полную открытость в этом вопросе. Театр должен стать доступнее не только для Академгородка, но и для всего города. Возьмём пример Михайловского театра. Там специально движение транспорта так организовано, что автобусы стоят и ждут людей после спектакля», - отметил директор НОВАТа.

В. Кехман:
В. Кехман: «В ближайшие 3 сезона порядка 65% репертуара  - это будут балетные постановки» Фото: АиФ

Балет или опера?

Самые завзятые театралы и ценители оперного искусства выразили свою обеспокоенность явным дисбалансом в сторону преобладания балетных постановок над оперными в новом репертуаре. На это Владимир Кехман заметил, что это традиция оперного и балетного репертуара, которая сложилась в России за последние 20-30 лет.

«В Италии, в опере «Ла Скала» всё наоборот, или в Боварской опере. Кроме традиции, есть ещё тот факт, что балетная труппа приблизительно в два раза больше, чем оперная. Ну и не стоит забывать, что академический театр должен выполнять социальную функцию. В театр люди приходят через балет, как правило. Родители приводят маленьких ребятишек посмотреть сначала на танцоров, на костюмы. Опера – это высшее искусство, она гораздо сложнее для понимания. А балет, как говорил Темирканов, должен быть красивый и глупый», - заявил он, отметив, что балеты гораздо легче в сборке, в то время, как декорации оперы «Фауст» нужно собирать и разбирать по 3 дня.

«Мы не можем позволить себе по три дня собирать и разбирать спектакли. У меня госзадание, я должен дать минимум 200 спектаклей за год. Сцена у нас пока одна. Поэтому в ближайшие 3 сезона порядка 65% - это будут балетные постановки», - подытожил Владимир Кехман.

НГАТОиБ или НОВАТ?

Споры по поводу имён, старых и новых – ещё одна тема, которая никогда не надоест людям. Что касается нового официального названия театра, то здесь возмущению театральной общественности и вовсе не было предела. Кому-то «НОВАТ» напоминал даже кличку собаки, на что новый руководитель театра заявил, что принятое среди новосибирцев наименование «Оперный» ему точно также кажется «какой-то кличкой». В любом случае, переименовывать театр уже поздно, так как в ребрендинг вложены огромные деньги, заверил он.

«Что касается сайта, который, как вы справедливо заметили, является калькой с сайта Михайловского театра. 55% продажи билетов сегодня осуществляется с его помощью, и мне нужно было быстро сделать так, чтобы он работал. Поэтому мы пошли на такие меры. 9 февраля мы планируем начать тестирование нового оригинального сайта. И я очень надеюсь, что в феврале он уже будет создан», - сообщил Кехман.

Был ли нарушен закон?

Как мы все знаем, в январе 2016 года на Владимира Кехмана было заведено уголовное дело. По мнению общественности и экспертов, при реконструкции внутренних помещений театра был нарушен исторический облик фасадов, интерьеров зрительской группы, из фойе первого этажа незаконно демонтированы исторические люстры, хрусталь на которые по крупинкам собирался ещё во Вторую мировую войну. Уже сейчас руководителю НОВАТа выдали несколько предписаний, в соответствии с которыми он должен устранить нарушения к 1 сентября 2016 года, а к 1 февраля – предоставить проект их устранения. Основная претензия – проведение реконструкции без получения проектной документации.

Дело в том, что в Михайловском театре Владимир Кехман провёл точно такой же ремонт по поручению самой Валентины Матвиенко. Работы были начаты и параллельно готовилась документация. По окончании всех всё устроило, и никакого шума по этому поводу не было. Однако в Новосибирске эта схема не сработала, отчасти потому, что к кандидатуре Кехмана местная элита, а вслед за ней и публика, сразу отнеслись крайне отрицательно. Для них он – чужой человек, назначенный министерством. Конкретных причин, под которые можно подвести своё недовольство, нашлось предостаточно.

По мнению федерального эксперта по содержанию объектов культурного наследия Ирины Барышевой, действия по реконструкции внутренних помещений театра можно оценивать как «уничтожение памяти о подвиге народов в военное время».

«Несмотря на дефицит военных лет, наши предки предложили достаточно оригинальные архитектурные решения. Это паркетные полы, дубовые двери и панели, цветные мозаичные полы, ясенная мебель с бархатной обивкой. В фойе повесили латунные люстры, которые вместо настоящего хрусталя были украшены пластмассовыми хрусталинками. И эта пластмасса и многое другое – это раритеты. Это память о лишениях военных лет, и неимоверном подвиге нашей страны. И эту память очень просто и непринуждённо, по-моему мнению, в прошлом году начали стирать», - закончила своё выступление Барышева.

В свою защиту Владимир Кехман напомнил, что поводом к скорому началу ремонтных работ стала аварийность Северного фасада здания: «Что касается внутренней реконструкции, идеологически я считаю, что именно так и должен выглядеть сталинский классицизм. Нет ни одного цвета, который бы мы применили в фойе или где-то ещё, который бы не применялся в зале, который мы, кстати, не тронули. Но если суд и прокуратура посчитают, что я виноват, значит я отвечу за это».

Среди присутствующих несколько раз прозвучало, что вину за частичное разрушение кровли Северного фасада следует возвести на предыдущего директора Бориса Мездрича, на что Мездрич, который до тех пор молчал, вполне резонно заметил, что ремонт театра не проводился с 1939 года. Долгое время труппа работала в условиях, когда декорации могли в любой момент рухнуть им на головы. С такой ситуацией он столкнулся, когда стал директором, и это то, с чем ему пришлось быстро что-то решать.

«У меня к вам вопрос: почему вы за 40 лет не сумели провести техническое перевооружение хотя бы самых опасных вещей, которые в театре существуют? Почему до 2003 года в театре работала верхняя механизация лебёдки 1939 года? Вот где лежат основные корни вопросов, поэтому аккуратнее с обвинениями, я вас прошу», - закончил экс-директор НГАТОиБ.

Резюмируя

После слушаний мы пообщались с несколькими людьми. В основном это были зрители, которых волнует будущее театра. Они на происходящее смотрят по-разному. Кто-то возмущён и заявляет, что после ремонта он в знак протеста больше не бывает в Театре Оперы и балета. Кому-то нравится и реставрация, и то, что больше не нужно скользить каблуками по паркету, «цокая словно лошадь». Нам очень понравилось сравнение одной слушательницы, Ирины Цой. «Такое ощущение, что люди, которые поднимают шум из-за этого, намеренно вносят раскол в общество, - считает Ирина. – А сам этот спор вокруг НОВАТа напоминает случай из «Путешествия Гулливера», когда в государстве разгорелась война по поводу того, с какого конца бить яйцо – с острого или тупого». 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах