13677

Красная зона. Что творится в стенах ковидного госпиталя в Новосибирске?

Густаво Зырянов / АиФ

Вечером 23 июня у городской больницы скорой медицинской помощи №2 в Новосибирске заметили очередь из спецмашин. С 19 июня хирургический корпус лечебницы на улице Тургенева, 155 стал распределительным госпиталем для пациентов, у которых подозревают коронавирус. Плановый прием пациентов приостановлен. Снова - «красная зона».  

Что творится за дверьми коронавирусного госпиталя во время так называемой третьей волны индийского штамма COVID-19 - в репортаже «АиФ-Новосибирск». 

В воздухе - хлорка и отчаяние 

Днем на улице перед госпиталем стояла всего одна машина скорой помощи. Однако ситуация все равно напряженная. Перед входом в «красную зону» надеваем инфекционные костюмы. Меры предосторожности те же, что и в предыдущие “волны”. Поверх одежды - штаны, потом бахилы. На тело - рубашка, на голову - специальный воротник. Лицо защищается респиратором и очками, на руках печратки. Сверху - халат. Дышать в такой экипировке очень тяжело, разговаривать - тоже. Через несколько минут запотевает зеркало у очков - для его протирки предусмотрена тряпочка, которая крепится к поясу. Врачи разрешают ненадолго оттянуть очки и протереть стекла. Бахилы и перчатки накрепко приматывают скотчем к костюму, чтобы во время хождения по красной зоне они не слезли. Мобильный телефон помещают в чехол - после выхода из красной зоны его обязательно «зальют» хлоркой. На экипировку у нас, новичков, уходит около 10 минут.  

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов
Фото: АиФ/ Густаво Зырянов
Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

Заходим в «красную зону». Резкий запах хлорки прорывается через респиратор и бьет в нос. Обработку здесь ведут постоянно. В целом, ощущения ни с чем не сравнимые - адреналин вперемежку с отчаянием, что коронавирус, увы, опять наступает. Гробовая тишина в отделениях, лишь только врачи в белых скафандрах снуют туда-сюда. Заведущий одним из инфекционных отделений Евгений Шевелев проводит экскурсию по больнице. По его словам, все отделения госпиталя сейчас перепрофилированы под прием коронавирусных больных и тех, у кого его только подозревают.  

- Мы работаем в режиме распределительного госпиталя - пациенты поступают к нам с внебольничными пневмониями. Всем мы тестируем. Не факт, что у пациента может определиться коронавирус. Кого-то по показаниями госпитализируем, кого-то отпускаем домой - человек может самостоятельно вызвать врача на дом. Отделения пока не загружены, коридоры свободны. Да и в палатах есть запасные места, - с опасением говорит доктор. 

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

Поговорить с больными и узнать, как они заразились и попали в госпиталь, увы, не удалось. Из 310 инфекционных коек здесь занято больше половины - пациенты находятся в средне-тяжелом и тяжелом состоянии. Им сейчас не до разговоров - даже сидя начинают задыхаться. Поэтому кто-то лежит на животе, кто-то не боку - по словам врачей, так лучше дышится, легкие расправляются.  

- Все пациенты поступают с поражением легких. Лежат на животе по 14-16 часов в сутки. Пока у нас нет пациентов, которые подошли бы к выздоровлению. В сутки поступает около 140 обращений, количество госпитализированных - до 60% от обратившихся, - отмечает Евгений Шевелев. 

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

В госпитале развернуты сразу три реанимации - одна штатная и две на базе операционных. На момент нашего визита - все заполнены тяжелыми пациентами, но на искуственной вентиляции легких никого нет. 

Евгений Шевелев подчеркивает, что симптоматика заболевших именилась: привичный для ковида признак - пропажа обоняния и вкуса - теперь фиксируется далеко не у всех. Чаще всего - сильная температура, лихорадка, слабость, кашель, боли в суставах.  

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

... В ординаторской сидят сразу несколько врачей, после обходов они заполняют документы. Но даже несмотря на тотальную загруженность и усталость, врачи не теряют своей приветливости, стараются подбадривать пациентов. Кстати, контингент в больнице сейчас разный. Есть и молодые в тяжелом состоянии - парню 27 лет. В реанимации борются за жизнь 90-летнего пациента... 

Очень напряженно и людно в приёмном отделении. Пациенты поступают разные, в основном тяжёлые. Нужно успеть быстро оформить их, сделать анализы и принять решение о госпитализации.  

- Стараемся очередей не создавать, бригада врачей большая принимает. Все зависит от того, сколько скорых приедет одновременно. Времени на прием и оформление - до часа на одного пациента. Нужно обследовать пациента, сделать анализы, рентген, выявить сопутствующие патологии. Под пневмонией может скрываться инфаркт, - уточняет Евгений Шевелев. 

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

- А от прививок заболевают? Или есть среди заболевших, кто уже болел в первую и вторую волны? 

- Единичные случаи после прививки. Но это не именно из-за вакцинации заразились. Сделали первую прививку - подцепили ковид, второй компонент поставить не успели. В основном, поступают непривитые и непереболевшие. Заразиться из-за прививки невозможно, там нет живого вируса, который мог бы заразить. Многих спрашиваем, почему не поставили вакцину? Говорят, что не успели... 

Находиться в госпитале долго невозможно - хочется побыстрее снять с себя инфекционный костюм и вхдохнуть полной грудью. Давит нахождение здесь и морально. На выходе из красной зоны - тотальная обработка. Телефоны в чехлах замачивают в растворе хлорки. Медсестра проводит обработку костюма - и только после этого его можно снять по определенному алгоритму.  

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

“Страшно, когда твой близкий попал сюда” 

Главный врач больницы №2 Алексей Подергин подчеркивает важность прививки от коронавируса. 

- Что такое популяционный имунитет? Его можно заработать в результате перенесенного заболевания или вакцинации. К примеру, когда встречаются инфицированный и человек с иммунитетом, то и риск заражений уже минимизируется. Как медик скажу: чем больше вакцинаций - тем лучше всем. Да, дело тонкое, невозможно всех насильно вакцинировать, но чем быстрее все поставят прививку, тем быстрее мы избавимся от коронавируса. Страшно, когда твой близкий человек попал сюда. Многие до сих пор не верят, что ковид есть. И что самое ужасное, тенденция пока непонятна, будет спад или рост. 

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

- А принцип лечения коронавирусных больных изменился? 

- Ориентируемся на клинические рекомендации, вышла уже 11-я редакция. Представляете, 11 раз пересмотрели правила! Произошел существенный пересмотр. Вот Трампу вводили лекарства от малярии - сейчас оно запрещено. Не исключаем, что будет 12-я и 13-я редакция рекомендаций, так как вирус меняется. Что самое интересное: человека можно две недели усиленно лечить, а спустя 3-4 неделю все бесполезно и ничего не сделать... Это инфекция, с которой пока никто не может справиться. Волшебной таблетки нет. Точнее, есть - вакцинация.   

- Медикаментов в больнице достаточно, средств защиты? 

- Медикаменты в наличии, с этим нет проблем, как и с СИЗ. Пожалуй, это один их самых серьезных компонентов финансовых затрат.  

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

- А сколько врачей и медсестер скончались за времся пандемии в больнице?  

- За год от нас ушли четыре сотрудника. Врач-реаниматолог, который, скорее всего, заразился на работе, медсестра, лифтер и сотрудник хозяйственной службы. Врач скончался одним из первых - заслонил собой медицину в первую волну коронавируса. Был на смене, ушел в отпуск, через два дня почувствовал себя плохо, попал в реанимацию и умер... Конечно, доктора после вакцинации чувствуют себя более уверенно, когда заходят в «красную зону». Но все равно соблюдают все нормы предосторожности - самоубийц здесь нет. 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ-5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах