aif.ru counter
39

За статью - штраф или тюрьма

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. "АИФ на Оби" 05/07/2011

Зная, как жилось в те времена журналистам, можно судить и о том, как жилось новосибирцам в целом.

Редакторы-заключенные

В начале ХХ века в киос­ках Новониколаевска продавались только московские и питерские газеты. Между тем наш город стремительно рос, численность населения уже превысила 35 тысяч человек, новостей и событий — множество. Нужно было срочно открывать собственную газету. Эту идею подхватил фельдшер Николай Литвинов, который прибыл в Новониколаевск на строительство железнодорожного моста через Обь. Врач с коммерческой жилкой быстро создал первую типографию, которая располагалась в здании нынешней Новосибирской государственной областной научной библиотеки.

— Днем рождения новосибирской печати может по праву считаться 30 марта 1906 года — в этот день из типографии Литвинова вышел первый номер городской газеты «Народная летопись», — рассказывает киносценарист, историк и журналист Виктор ВАТОЛИН. — Газета заявила о своем выходе скромным обещанием освещать русскую действительность и защищать права униженных и оскорбленных.

Однако после статьи под названием «Государственный переворот», повествующей о роспуске первой Государственной Думы, депутаты которой призывали к гражданскому неповиновению правительству, газету закрыли. Дескать, издание «угрожало общественному спокойствию и нарушало государственный порядок». Правда, выпуск «Народной летописи» не прекратили навсегда, а только приостановили на время войны с японцами. В то время людей огораживали от любой информации, которая могла навести на неугодные властям размышления. Забирали и бинокли с подзорными трубами, чтобы никто не донес врагу важные сведения.

Штрафов избежать не удавалось никому. За первое замечание полагался штраф в 100 рублей (по тем временам немалые деньги), за второе — 200, за третье — 500. Если нет денег — тюрьма. Например, за штраф в 500 рублей давали три месяца тюрьмы. Денег в редакциях, как правило, не было, и практически все редакторы отбывали сроки в местах не столь отдаленных.

Наивные опровержения

Другой управой на журналистов были… читатели. Угрозы судом и требования опровержений так и сыпались на редакцию.

Как-то железнодорожный сторож у колодца на Гудимовской (раньше названий улиц в городе не было, он делился на кварталы и участки) ударил по шее женщину, которая тут же упала вместе с ведрами. Случай описали в газете, а на следующий день сторож ввалился в редакцию и устроил скандал: мол, журналисты ничего не поняли, он только легонько ее задел, и она сама повалилась наземь.

Или напишут, что в буфете станции Новониколаевск подали тухлый кусок баранины, а владельцы заведения тут же требуют опровержения и подают в суд за клевету в печати. Если газета подвергалась штрафам и вызывала недовольство у правительства, со временем ее закрывали.

— Редакция старалась не оставлять авторов один на один с читателями, которые не всегда были адекватными, — вспоминает Виктор Алексеевич. — По этой причине журналисты с редакторами либо вообще не подписывали свои материалы, либо пользовались псевдонимами.

Корректоры с шилом

Первые газеты жили небогато. В одной комнатке размером в 10–12 кв. метров размещалась вся редакция: сотрудники, контора типографии, наборный цех и угол корректора. Наборный цех в то время состоял из столов с деревянными ящиками. Они были разделены железными перегородками на гнезда — кассы, где располагались металлические брусочки — литеры. Литеры прописных букв и строчных, литеры цифр и знаков препинания, шпации — литеры пробелов… В сумме — шрифт.

Как маленькие дети составляют буквы-кубики, наборщик собирал буквы, которые слагались в слова. Разница лишь в том, что прочесть такой текст можно было только в зеркало.

Об этом интересно пишет редактор газеты «Алтайское дело» Ушаков в статье «Десятилетие прессы Новосибирска»:

«Типография освещалась керосиновыми лампами-коптилками, в которых не всегда было достаточно керосина. При тусклом свете семилинейной лампы, накрытой полулистом бумаги вместо абажура, сидит незаметный, но почетный труженик печати — корректор. В то время поденные наборщики, не привыкшие уважать солидарный труд всех работников окологазетного дела, безбожно подводили корректора, ленясь выправлять отмеченные им ошибки после шести часов вечера.

В результате тиснутая на машине полоса кипела сотнями неисправленных ошибок, которые приходилось вместе с наборщиком «вычесывать» и «выкапывать» шилом, лежа грудью на станке типографской машины, и проводить за этой работой душные майские ночи до восхода солнца. Помнится, все газетные наборщики получили от корректора в подарок по шилу — в целях поощрения к выправке ошибок, но и эта мера не дала нужного результата, пока они не были переведены на сдельную работу».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах