Примерное время чтения: 9 минут
638

«Дед пил, отчим - бил». Откровения взрослых детей алкоголиков

Трое сибирячек рассказали, как жили с родителями алкоголиками, и как оказались в сообществе Взрослых детей алкоголиков или детей из дисфункциональных семей (ВДА). Подробности - в материале nsk.aif.ru.

Что такое ВДА?

Каждая из героинь материала объяснила, что ВДА – это мужчины и женщины, которые выросли в семьях алкоголиков и других дисфункциональных семьях. Таковой семья может считаться, если родители или родственники были химически зависимыми, психически нездоровыми, крайне религиозными, гиперкритикующими, перфекционистами, трудоголиками, ипохондриками, эмоционально недоступными или сексуальными насильниками.

Впервые термин «взрослые дети алкоголиков» описала психолог Джанет Г. Войтиц в 1983 году, а основал программу  американец Тони А., который сформулировал список характерных особенностей взрослых детей из алкогольных или дисфункциональных семей. 

Такие сообщества есть и в России. Одно из таких можно найти в социальных сетях - «ВДА Новосибирск».

«Маме было не до меня, а отчим мог дать подзатыльника»

Ирина (имя изменено) уже более 5 лет посещает живые группы ВДА (взрослые дети алкоголиков). У женщины есть высшее образование, работала психологом. 

«Мама у меня запойный алкоголик, а отец умер. Родители пили много в моем детстве. У меня, как у ребенка ВДА, очень много чувства стыда и вины», - признается собеседница.

О некоторых чертах ребенка алкоголиков сибирячка рассказала на собственном примере. Она объяснила, что таких детей часто стыдят буквально за все. Например, в семье Ирины ее стыдили за проявление эмоций. Если она громко радовалась, то просили не вести себя так, а злиться вообще было нельзя. Грустить Ирине тоже запрещали.

«У родителей я появилась очень рано. Им было по 17 лет. После того, как они поженились, папа ушел в армию на три года. Мне пришлось жить в семье его родителей. Мама приходила-уходила. Единственным человеком, к которому я была привязана – бабушка», - вспоминает собеседница.

А потом отец вернулся из армии, и родители развелись. Точную причину, почему это произошло, женщина до сих пор не знает. Вскоре маленькую Ирину забрала мама, и они пошли скитаться. Потом ребенок около года жил с созависимой бабушкой и дедушкой-алкоголиком.

«А маме было не до меня. Ей надо было построить свою жизнь. У нее было много ярости, я ее боялась. Она была эмоционально нестабильная», - рассказывает Ирина.

Через какое-то время мама вышла замуж за отчима, который был еще из более дисфункциональной семьи. По словам собеседницы, они ругались, кидались ножами. Кроме этого, нередко отчим срывал злость на маленькой Ирине.

«У меня была шоковая травма. Отчим мог дать подзатыльника. А дедушка был извращенцем. В таких условиях я росла. Мне было некому рассказать об этом», - поделилась событиями тех дней собеседница.

Про отчима собеседница вспоминает, как про человека, которого в детстве она боялась, так как «могло прилететь неожиданно».

«Он приходил с работы, а я слушала его шаги. По тому, как он идет, я могла предположить, можно ли мне из комнаты высовываться», - поделилась Ирина.

ВДА – это не только про детей алкоголиков, к ним также относятся дети из дисфункциональных семей, в которых не удовлетворяются базовые потребности ребенка. Как отмечает Ирина, в итоге вырастает ребенок, который не знает, что он чувствует и что он хочет.

В живые группы сибирячка пришла из-за запоев мамы. Сейчас они живут в разных городах, Ирина уехала из дома в 17 лет. Каждый раз, когда женщина узнавала о состоянии мамы, у нее «уходила почва из-под ног». Однако сейчас, узнавая подобное, сибирячка уже не реагирует так бурно. В этом ей помогли работа с психологами и группы ВДА.

Кроме этого, Ирина рассказала о 14-ти чертах ВДА, а также описала их на своем примере. Так, женщина часто испытывает чувство страха, вины и контроля. Кроме этого, сибирячка не могла общаться с людьми, это ей давалось с трудом.

Живые группы – небольшие, каждый участник может высказаться на наболевшую тему. Причем никто не может осудить его.

«Ты можешь плакать, если тебе хочется. Тебе никто ничего не скажет. Никто не вмешивается, поэтому это очень ценно», - заключила Ирина.

«То, как я живу, разрушает меня»

Ане (имя изменено) 28 лет. Она самозанятая, у нее есть любимая собака. Пару лет назад сибирячка переехала из родного города в Новосибирск, в частности, из-за своей семьи. До 16 лет девушка жила с мамой, отчимом и двумя младшими братьями.

«Для меня было тяжело проживать вместе, потому что я постоянно чувствовала свою ответственность за дом, родных. При этом я не могла ничего поделать с тем, что отчим постоянно пьет и не работает. А мама сбегает в низкооплачиваемую работу и не довольна тем, что в доме ничего не делается. Мы с братьями были покинутыми», - делится историей собеседница.

По словам Ани, детьми родители не занимались, а на старшую дочь обращали внимание только в том случае, когда посуда была не помыта, либо девушка не хотела нянчиться с братьями. Ане пришлось начать работать в 13 лет, чтобы быть финансово независимой.

«Я понимала, что не получаю поддержку от родителей сейчас и не получу ее в будущем. Поэтому приняла решение надеяться только на себя. Это оказалось спасением для моего детства и подросткового возраста», - рассказывает Аня.

Героиня материала считает, что ее жизнь улучшилась после того момента, как она съехала от родителей. При этом параллельно с учебой Аня работала и выполняла домашние обязанности в родительском доме.

Уже во взрослом возрасте девушка начала понимать, что то, как она живет, буквально разрушает ее. Он постоянно боялась, что начнет жить так же плохо, как и ее родители. Чтобы хоть как-то уснуть, Аня изматывала себя работой.

«У меня были проблемы с доверием и романтическими отношениями. Я научилась дружить, но было страшно начинать серьезные отношения. Думала, что меня отвергнут, если я покажу, какая на самом деле», - призналась собеседница.

В один из тяжелых моментов Аня не выдержала и обратилась к психологу, после чего ее состояние заметно улучшилось. А через год девушка начала посещать собрания ВДА.

«Мне было страшно представить, что я смогу обсуждать личные темы с группой незнакомцев, не понимала, как мне может это помочь. Когда мое эмоциональное состояние стало слишком тяжелым, я решила пойти на собрания», - вспоминает сибирячка.

За 10 месяцев посещения живых групп Аня научилась дружить со своей мамой и даже получала удовольствие от общения с ней. Девушка научилась переживать сложные эмоции и теперь уверена, что она не одна. Живые группы ВДА помогли ей справиться с пережитым детством и позволили быть собой.

«То, что творилось со мной в детстве, начало влиять на моих детей»

Наталья (имя изменено) свое детство не считает таким суровым, как у других ВДА. Она объясняет, что в живых группах – не только дети алкоголиков. У женщины была зависимая мама, а бабушка была трудоголиком. Сложно поверить, но это тоже является зависимостью, только от работы.

«Когда ты ребенок, ты хочешь тепла и близости, но, если родитель зависимый, ты этого никогда не получишь. Ты всегда будешь встречать холод и не чувствовать, что тебя любят и принимают», - признается Наталья.

Сначала сибирячка сама пыталась себе помочь, перечитав большое количество литературы. Затем она обратилась к психологу, который потом посоветовал ей посетить собрания ВДА.

«То, что творилось со мной в детстве, начало влиять на моих детей. Пока я жила сама по себе, вписывалась в общество, но фоновым чувством всегда были тревога и неудовлетворенность. Время от времени мы с мужем находимся в ссорах и конфликтах. Сейчас у меня трое детей, которые периодически пытаются со мной контактировать. А я вроде телом здесь, а в головой - в мыслях о том, что нужно было бы сказать и сделать», - объясняет женщина.

По словам Натальи, из-за этого один ее ребенок часто уходил в агрессию, а другой, наоборот, в изоляцию. Третий ребенок стал гиперэмоциональным, все напряжение переводил в шутку.

Но как бы сибирячка ни старалась быть идеальной женой и мамой, муж ей изменил. Это стало причиной, почему она решила «покопаться» в глубине своих чувств. Перфекционизм и повышенную ответственность привила ей бабушка. Из-за этого она теперь не знает, как правильно воспитывать своих детей.

«Мама была пьяная, а нам с братом приходилось обслуживать себя самостоятельно. Причем нужно было поддерживать эту тайну и никому не жаловаться», - делится собеседница.

Поэтому в июне прошлого года сибирячка решила пойти на групповую терапию – живые группы. Ей программа помогла тем, что она начала осознавать свои чувства. Женщина отметила, что собрания помогают даже если просто приходить и слушать. 

«Однажды на собрание пришла женщина, которая вообще не могла говорить про себя. Ей настолько этот стыд сдавливает горло, что она открывает рот, и у нее слова не выходят. Она не может ничего про себя сказать, потому что ее всю жизнь обесценивали и затыкали словами: «Твое мнение никому неинтересно». Мне стало страшно, что я могу превратиться в нее», - рассказывает Наталья.

В заключение Наталья добавила, что сейчас до сих пор посещает собрания, которые помогают ей не сдаваться и не чувствовать себя одинокой в своих переживаниях. Также она отметила, что в группе появляется навык говорить о себе и высказывать мнение без каких-либо осуждений. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ-5 читаемых


Самое интересное в регионах