Примерное время чтения: 18 минут
468

Фельдшер скорой помощи рассказал о сложностях работы на селе

Съёмочная группа «Сиб.фм Group» в рамках проекта «Земский доктор» отправилась в Колывань, где трудится фельдшером отделения скорой помощи Колыванской центральной районной больницы Роман Саржан. Мы узнаем, как работает эта служба в условиях, когда между врачом и пациентом – сотня километров, выслушаем откровенное мнение о том, что огорчает и вдохновляет специалиста, и почему федеральная программа поддержки медиков лишь частично выполняет свои задачи. А ещё расскажем, как случай помог нашему герою выбрать профессию, ставшую призванием.

СПРАВКА

В отдаленных территориях России ликвидируется кадровый дефицит медицинских специалистов. Этому активно способствует нацпроект «Здравоохранение», который активно помогает в поиске и привлечении специалистов, в том числе среди среднего медицинского персонала. 

Также расширяются программы «Земский доктор» и «Земский фельдшер». Теперь их участниками могут стать выпускники медицинских вузов и колледжей, которые после окончания учебного заведения будут трудиться в родных населённых пунктах, то есть по месту проживания. Они получают такие же подъёмные, которые раньше назначались только при переезде. 

Фото: Сиб.фм

При устройстве в медицинские организации на селе, в удаленных и труднодоступных территориях и в небольших городах врачам единовременно выплатят от 1 млн до 1,5 млн рублей. Фельдшерам, акушеркам и медсёстрам – от 500 тыс. до 750 тыс. рублей. Если говорить о Дальнем Востоке, Крайнем Севере и Арктике, то там компенсации будут ещё выше. Для докторов – 2 млн рублей, для среднего медицинского персонала – 1 млн рублей.

Они не любят пафосных речей и не считают себя героями. 

«Мы просто должны качественно выполнять свою работу, чтобы спасти человека», – говорят они. 

В любую погоду, в любое время суток они мчатся на помощь к тем, кому плохо, чья жизнь порой висит на волоске. И всё же врачи и фельдшеры скорой помощи – люди совершенно особенные, ибо жить в режиме постоянной готовности к встрече с чужой бедой, болью, а, тем более, назвать экстремальный образ жизни своим призванием решится не каждый. 

Фото: Сиб.фм

Герой нашего сегодняшнего сюжета Роман Саржан – напротив, не представляет себя в иной профессии и в ином ритме. Несколько раз – и во время учёбы и после – он пытался уйти из медицины, перейти в другие сферы, но вернулся всё равно на скорую помощь. 

«Потому что идёшь по городу и провожаешь взглядом каждую машину скорой», – улыбается он.

Колыванская районная больница – это несколько пока ещё старых корпусов, но здесь же, во дворе, – стройплощадка, на которой возводят новое современное здание. Заходим в небольшую диспетчерскую, где только что приняли смену две бригады «скорой». 

«Приходим утром, переодеваемся, получаем наркотическую и медицинскую укладки, проверяем машину, ждём вызова и в таком режиме работаем сутки», – рассказывает Роман Саржан. 

Фото: Сиб.фм

О выборе профессии: хотел просто переждать

В нём и правда нет ни капли пафоса – простой в общении, открытый, эмоциональный, позитивный Роман Михайлович с юмором рассказывает о том, как случай помог ему найти своё призвание. Ведь в его семье медиков не было. Хотя косвенно, рассказывает доктор, профессия родителей и их окружение всё же оказали влияние на его выбор: 

«До выхода на пенсию мои родители были инженерами связи, обеспечивали связью санавиацию – вызывали санитарные борта. Мы жили в отдалённом посёлке, откуда тяжёлых больных забирала санавиация. Таким образом, в доме были постоянно друзья и знакомые родителей – фельдшеры, врачи».

Фото: Сиб.фм

Роман после окончания школы готовился поступать в военное училище связи.  

«К сожалению, у меня не получилось пройти туда по состоянию здоровья, – вспоминает он, – и, приехав в Новокузнецк, где ранее проживал, я стал выбирать учебные заведения, куда бы мог пойти. На медучилище выбор пал случайно: сначала это было просто для того, чтобы, как говорится, переждать. Мне было 17 лет, а в 18 надо было идти в армию. Ну, вот – переждал: 23 года уже, если считать с момента поступления, я связан с медициной», – с улыбкой заключает Роман Саржан. 

Фото: Сиб.фм

О программе «Земский доктор»

В программу «Земский фельдшер» Роман Саржан включился в декабре 2022 года. 

«Финансовая заинтересованность сыграла свою роль», – рассказывает доктор. 

А ещё, добавляет он, здесь в разы более спокойный, по сравнению с крупными городами, ритм работы. Ну и, конечно, захотелось переехать в более экологичный район из промышленного Кузбасса. В то же время, герой и его семья решили не уезжать далеко от Кемеровской области, где остались родные, поэтому выбрали Колывань.

Фото: Сиб.фм

«Я считаю, что программа «Земский доктор» выполняет свою задачу, но лишь частично. Врачу она даёт достаточно большое финансовое подспорье, медики могут решить свои финансовые проблемы. По моему мнению, её надо расширять, работать на перспективу. В дальнейшем можно было бы улучшить инфраструктуру посёлков, где мы работаем, увеличить заработную плату, чтобы медикам захотелось остаться. Хотя, безусловно, программа помогает улучшить медицинскую помощь на селе», – поделился мнением Роман.

Об особенностях работы в селе

Звонит телефон. Диспетчер принимает очередной вызов – пациентка с бронхиальной астмой. Садимся вместе с доктором в «буханку» скорой помощи и едем по адресу. На достаточно ровной на вид дороге нас то и дело подбрасывает на каких-то невидимых глазу ухабах. Пытаюсь представить, как в таких условиях транспортировать тяжелобольного – испытание на прочность и для пациента, и для медика. 

Фото: Сиб.фм

«Врач должен любить свою работу, – говорит Роман. – Специфика скорой помощи такова, что ты не знаешь, где окажешься буквально через пять минут. Сотрудник скорой должен быть готовым практически к любой ситуации. Например, сейчас я могу разговаривать на вызове с бабушкой, а через мгновенье мчаться по автодороге на ДТП и работать там, где видишь гибель людей, боль и страдания»

Если же говорить о том, что отличает работу «скорой помощи», именно на селе, то, по словам Романа, одна из основных особенностей – здесь достаточно большое удаление до некоторых населённых пунктов. 

«Мы можем поехать на вызов до границ Томской области – это практически 100 километров. Больных с тяжёлыми случаями – инфарктами, инсультами – возим в Новосибирск. То есть, ты можешь взять пациента в деревне и везти его напрямую в город – а это полтора-два часа. И эти 100 километров его нужно как-то везти. Тебе нужно вспоминать все свои знания, умения, и сконцентрировать их. В городе такого нет – у тебя практически всегда за спиной есть реанимационная бригада, которую можешь вызвать на себя, и больницы более компактно расположены, ты гораздо быстрее оказываешься в стационаре, где помощь больному окажут более квалифицированно»

Фото: Сиб.фм

Ещё одна особенность работы сельского врача, по наблюдению Романа, – ты можешь приехать на вызов в какую-нибудь деревеньку, где бабушка обращалась к медикам в последний раз 20 – 30 лет назад и то совершенно случайно. И, соответственно, нет никакой информации о её болезнях. В этом проблема дальних деревень. 

Зимой порой приходится убирать снег, чтобы расчистить дорогу.  А ещё врач в селе должен быть готов к тому, что его могут поднять даже в нерабочее время, говорит медик.

Фото: Сиб.фм

«Мы – не потребительская услуга»

Есть и моменты, признаётся фельдшер, которые огорчают. Не секрет, что работа на «скорой» стала одной из опасных профессий. Из-за жизненных обстоятельств или недостатка воспитания люди срываются на медиков, в СМИ неоднократно мелькали случаи, когда прибывших сотрудников «скорой» избивали, скандалили с ними, причём, из-за банальных причин, вроде ненадетых бахил при посещении больного. 

«За последние 20 лет медицину и скорую помощь в частности, превратили в потребительскую услугу. Вызывают бригаду порой там, где помощь не требуется, считают, что мы обязаны, грубят. Доходит даже до такого: вызывают, чтобы мы затопили печку», – сетует Роман. 

Он добавляет:

«Конечно, если мы видим, что человек действительно нуждается, то поможем. Например, приезжаем к старушке, у которой родные живут в городе, спрашиваем: «Бабуля, что у тебя дома-то холодно?»  А она: «Болею, не могу угля занести». Пошёл и принёс».

Фото: Сиб.фм

О самом сложном и самом радостном в профессии 

Кажется, что работа скорой – одно сплошное напряжение. Спрашиваем: а что даётся сложнее всего?

«Для меня самым сложным оказалась гибель моих товарищей, коллег, – говорит Роман Саржан. – Во время работы в Новокузнецке в 2018 году я получил вызов на аварию, где в автомобиль скорой помощи въехала другая машина. Наша бригада оказалась первой, которая прибыла на место ДТП. Мы начали медсортировку, оказание помощи. В этой аварии погиб наш доктор, и для меня оказалось самым тяжёлым – «переварить» это всё. Этот случай до сих пор вспоминается»

Тяжело воспринимается, добавляет фельдшер, гибель маленьких пациентов.

Фото: Сиб.фм

«Не могу забыть случай, когда ребёнок при пожаре задохнулся угарным газом. Было настолько тяжело, что я даже на некоторое время ушёл из службы скорой помощи. Но через год вернулся – не представляю свою жизнь без этой работы».

Как бы ни было трудно, по словам медика, приходится учиться абстрагироваться от окружающего мира. Потому что есть такие вызовы, которые  надолго остаются у тебя в душе, в сердце, в голове. 

Но есть и приятные моменты. Роман признался, что ему очень нравится работа с детьми, потому что они – самые благодарные из пациентов, и у них искрение чувства, чистые и настоящие эмоции. Приносит радость, когда понимаешь, что именно твоя работа поможет человеку в дальнейшем вылечиться. 

Фото: Сиб.фм

О профессиональном выгорании

В основном профессиональное выгорание наступает, по мнению фельдшера, в случаях, когда понимаешь, что сделал всё, что мог, а человек уходит. Ты не увидел положительного результата. И, к сожалению, считает Роман, медицинского работника защитить от профессионального выгорания достаточно тяжело. Психологи  рекомендуют для этого раз в несколько лет менять сферу деятельности. Но это невозможно. 

«Можете представить реаниматолога, который готов стать терапевтом? И не каждый фельдшер скорой помощи готов сменить свой род деятельности, ввиду нашего склада характера, эмоций, которые мы получаем от работы. Частично защитить может менее интенсивный режим труда. А также увлечения, любимые занятия, семья», – говорит доктор. 

Он старается отвлекаться от работы и не приносить её в дом. Хотя иногда, добавляет он, когда приходишь с работы, нужно выговориться, излить эмоции.

Фото: Сиб.фм

О семье

Нашему герою в этом смысле повезло. Его жена работает врачом анестезиологом-реаниматологом в отделении реанимации новорождённых Областной больницы, поэтому понимает супруга, как никто другой. Да и дочь, несмотря на свой юный возраст – ей в этом году будет 7 лет – уже живо интересуется папиной работой. 

«Она часто спрашивает: папа, а какой у тебя был вызов? Для неё нет проблемы обработать себе коленку зелёнкой, перебинтоваться. Даже, когда она была ещё младше, могла подойти со словами: папа, дай нурофенчика, у меня головка болит. Похоже, ребёнок тоже становится медиком», –улыбается фельдшер. 

Что касается свободного времени, то, по словам Романа, несколько лет назад он увлекся шитьём из кожи.

Фото: Сиб.фм

«Сначала попробовал сшить чехол для телефона, потом – кошелёчки, ремешочки. Очень хорошо помогает «перезагружаться», – объяснил он. 

Наверное, в работе любого медика бывают и курьёзные случаи. 

«Несколько лет назад, ещё в Новокузнецке, – вспоминает фельдшер, – по рации передали вызов на оживлённую магистраль, где произошёл наезд на пешехода. Зная этот участок, нам кажется, что – всё, шансов у пешехода нет. Приезжаем туда, смотрим: стоят сотрудники МЧС, полиции – и все хохочут, просто закатываются от смеха. Издалека видим машину – большую фуру, кабина наклонена вперёд, в кузове какие-то металлоконструкции, и они прямо сместили кабину. Недоумеваем: почему тогда все смеются? Подходим и видим: облокотившись на автомобиль, стоит пьяная женщина. Стоит и шатается. Оказывается, она решила перебежать дорогу, а машина начала тормозить, металлоконструкции сместились, загнулись, смяли кабину, а женщину машиной даже не толкнуло».

Нам пора прощаться. Напоследок интересуемся, что наш герой считает самым главным в профессии врача? 

«Наверное – человеколюбие. Если ты работаешь в медицине, людей надо любить, как бы они к тебе ни относились», – задумавшись на несколько секунд, отвечает Роман Саржан.

Материал подготовлен при поддержке АНО «ИРИ»

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ-5 читаемых


Самое интересное в регионах