aif.ru counter
104

Новосибирский парашютист — о прыжках, ошибках и ферме с крокодилами

В разгаре «парашютный сезон». Корреспондент «АиФ-Новосибирск» поговорила с опытным профессиональным парашютистом из Новосибирска Дмитрием Колосовым и выяснила, каково это — большую часть своей жизни проводить в небе.

- С чего все начиналось?

- Я начал заниматься в лётном аэроклубе в 1994: обучался летать на самолётах и вертолётах. Ну а все лётчики должны прыгать с парашютом – это в качестве практики. После первых прыжков я этим очень загорелся. Сперва это было всего лишь моим увлечением, но после завершения авиационной карьеры я решил, что буду работать в парашютной сфере.

- Испытываешь ли до сих пор страх перед прыжком?

- Каждый раз очень страшно, просто ужас. У меня мурашки по коже идут, когда дверь самолёта открывается и кто-то выпрыгивает первым. Заранее волнение появляется в том случае, если осваиваем новые дисциплины, трюки.

Каждый прыжок сам по себе запоминающийся. На моём счету уже 1200 прыжков. Интересно, когда прыгаешь с кем-то, когда обучаешь студентов. Очень радуюсь, если у них всё получается.

- То есть, ты ещё и обучением студентов занимаешься?

-Я преподаю курсы ускоренного обучения парашютным прыжкам. За месяц их можно пройти. После курсов ты получаешь лицензию, становишься спортсменом и можешь самостоятельно совершать прыжки в любой точке мира. На это достаточно большой спрос. Без лицензии разрешено прыгать только вместе с инструктором – в тандеме. Работает это так же, как водительские права, только тут права на прыжки.

- В тандеме тоже совершаешь прыжки?      

- Нет, в тандеме я не прыгаю, я воздушный оператор: снимаю тандемы. Для меня это более интересная работа. Я со стороны наблюдаю за реакцией людей. Их энергия пробуждает во мне положительные эмоции.

- Сколько длится подготовка студента к прыжку?

- Сначала теоретическая подготовка порядка 16-20 часов. После идёт практическая часть, где человек сдаёт экзамены. Как только видим, что студент готов к прыжку психологически и физически – допускаем его. Морально не готовых людей приходится долго «обрабатывать» ещё на земле, чтобы они не учудили ничего в самолёте.

- А происходили какие-нибудь казусы во время прыжков?

- Тут казусов быть не может, потому что подготовка идёт «на несколько раз». Всё серьёзно, всё перепроверяется. Но бывают и моменты, не зависящие от тебя. Например, лётчики ошиблись в выброске, а земля затянута облаками. Аэродрома, конечно, не видно. Ищешь сам площадку и приземляешься. Погодные условия тоже заранее обговариваются. Никто не будет прыгать в грозу или сильный ветер.

- Кем ты мечтал стать в детстве?

- Лётчиком. Это была мечта детства, и она исполнилась: я был военным лётчиком около 7 лет, но потом уволился и стал работать инструктором в аэродроме Мочище. Вот уже 18 лет обучаю парашютному спорту людей.

- Отразилось ли совершение прыжков за такой большой промежуток времени на твоём здоровье?

- Ну, во-первых, нужно быть здоровым человеком, чтобы этим заниматься. И поддерживать здоровье тоже необходимо регулярно. Физическая сила важна, потому что есть риск получить травму, как и в любом профессиональном спорте. Каждое моё утро начинается с медосмотра у врача. Он измеряет давление и температуру, проверяет общее состояние. Только после этого записываемся в плановую таблицу. Раз в полгода прохожу медкомиссию на допуск к прыжкам. Без неё прыгать запрещено.

- А что такое плановая таблица?

- Туда вносим свое имя и фамилию, количество прыжков, тип системы, на которой собираемся прыгать, и упражнение, которое планируем в этот день выполнять. Как только это сделали, идём подготавливать снаряжение, оборудование. Если есть студенты – идёт наземная подготовка. То есть, когда прыжок и совершение посадки моделируются на земле. Затем записываемся на взлёт, который идёт каждые 2 часа. За день успеваем совершить до 12 прыжков.

- В каком месте прыгать понравилось больше всего?

- Наверное, в Таиланде. Была очень ограниченная зона приземления: с одной стороны – крокодиловая ферма, с другой – огромный завод. Допустить ошибку нельзя, нужно было приземлиться только в запланированное место. Тут, конечно, должна быть уверенность в себе, в парашютной технике, иначе можно не вернуться (смеётся). Всё прошло удачно, однако.

- Какие ошибки допускают новички при совершении прыжков?

- Ошибки у всех стандартные. Наше тело не умеет летать, поэтому человек подсознательно пытается найти опору. Падая вниз, он автоматически выставляет вперёд руки и ноги. Его начинает крутить в воздухе. Чем быстрее он вращается, тем ему страшнее. Соответственно, он пытается ещё активнее за что-то ухватиться. Вот такой замкнутый круг. Мы его успокаиваем. Сначала учим летать «голову», а потом «тело». После обучения человек понимает, что он может «лежать» на воздухе, так как летит со скоростью 200 км/ч. Уже расправляет ноги и руки, словно крылья.

- Много ли в Новосибирске парашютистов? Каких успехов они добиваются?

- Парашютистов мало. Спорт довольно редкий, в Новосибирске он ещё находится на стадии развития. Единственный аэродром, где можно совершить прыжок, это Мочище. Профессиональных спортсменов в городе всего около 50 человек. При выполнении каких-то рекордов цель одна – собрать в фигуру определённое количество людей в воздухе за 60 секунд.

- Какие у тебя планы?

- Обучать студентов, передавать им свой опыт.  Для меня сейчас важно набрать как можно больше спортсменов, чтобы продвигать «парашютное дело» в массы. Спорт сам по себе интересный, но о нём мало кто знает. Необходимо много и правильно информировать людей. Не так страшно совершать прыжки, как кажется. Ну и планирую, конечно же, осваивать новые дисциплины в парашютном спорте, потому что их огромное количество.

Досье

Дмитрий Владимирович Колосов.

Инструктор по прыжкам с парашютом.

Родился 11 апреля 1980 года в Новосибирске.

Имеет два высших образования.

Не женат.
 

Дарья Пономаренко.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах