aif.ru counter
29.04.2019 10:33
Екатерина СОСНИНА
110

«Лучшие годы жизни». Исследователь Арктики – о белых медведях и экзотике

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ на Оби 25/04/2019
Годы, проведенные за Полярным кругом, Анатолий Мамычев считает лучшими в жизни.
Годы, проведенные за Полярным кругом, Анатолий Мамычев считает лучшими в жизни. © / Елена Склярова / "АиФ-Новосибирск"

Житель Новосибирска Анатолий Мамычев стоял у истоков освоения Арктики. Как это было – он рассказал корреспонденту «Аиф Сибирь».

Нашему собеседнику уже за 80. Но три года, проведённые на острове Врангеля за Полярным кругом, он помнит во всех подробностях и говорит, что это были лучшие годы жизни.

Трутся спиной медведи

В Арктике Анатолий Мамычев проходил срочную армейскую службу в 1958–61 годах. До армии он успел закончить училище метеорологов и поработать радистом-метеорологом на станции Селемджа. «Это на Дальнем Востоке, в верховьях Амура. Ближайший к нам населённый пункт под названием Златоустовск был в 70 км, – вспоминает Анатолий Васильевич. – На эту затерянную в тайге метеостанцию и пришла радиограмма с приказом явиться в военкомат».

Призвали Анатолия Мамычева в военно-воздушные силы – приказа по радистам на тот момент не было – и отправили на Сахалин. Аэродром, где  базировались советские бомбардировщики Ил-28, строили ещё японцы в 1945 году. Командиром там был полковник Рубан, про которого рассказывали легенды. Однажды полковник поднялся в воздух на Ил-28, чтобы совершить облёт вверенной территории. В небе его взяли в «клещи» два японских истребителя и повели на свой – японский – аэродром. Деваться некуда – двое против одного. Вывернуться из цепких японских лап Рубан сумел, проявив смекалку и не просто отвагу, а отчаянную смелость. Во время захода на посадку на японский аэродром он на сверхмалой высоте включил форсаж, взмыл вверх и оторвался от преследования. Японцам потребовалось время на набор высоты и разворот – они не догнали русского лётчика.

Служба Анатолия Мамычева на Сахалине продлилась недолго. Аэродром был в аварийном состоянии. Его закрыли. «Нас перевезли во Владивосток. А там посадили на пароход и отправили на мыс Шмидта».

Пребывание на мысе Шмидта было наполнено экзотикой. Например, там жили ручные белые медведи. Солдаты регулярно подкармливали их остатками пищи из столовой. Мишки плавали между льдов в океане. Заслышав стук ложкой по кастрюле, возвращались на берег. А после обеда устраивали сон-час на куче угля. Белые шкуры, перемазанные сажей, выглядели очень смешно.

Но и на мысе Шмидта Анатолий прослужил недолго. Однажды в часть зашёл молодой лейтенант и спросил: «Кто тут хотел быть радистом?» Анатолий Мамычев сделал шаг вперед. «Поедешь со мной на остров Врангеля?» – «Есть». 

Зачем приходила подлодка?

На острове Врангеля располагался аэродром «подскока» к зимующим на льдине полярникам. Первый месяц солдаты жили в палатках. По ночам волосы примерзали к спальному мешку. Но потом достроили казарму с отоплением и баню.

Служебные обязанности сержанта Мамычева были, в общем-то, простыми. Каждый день он отправлял на мыс Шмидта радиограммы одного и того же содержания: «…без происшествий».

Однажды происшествие всё же случилось. Дневальный ночью увидел, что весь остров освещён мощным прожектором с моря. Доложили командиру. «Это был единственный раз за три года, когда нас подняли по тревоге и вручили боевое оружие, – рассказывает Анатолий Васильевич. – Страха не было. Но волнение всё-таки присутствовало – ведь мы не знали, что будет дальше».

Прожектор погас так же неожиданно, как и включился. Никто ничего не понял. Позже солдатам объяснили, что это шпионила американская подводная лодка.

Как-то раз три дня не было связи. Мысли приходили всякие, вплоть до того, не началась ли ядерная война. Командиры объясняли, мол, природные явления создают помехи – мы же на полюсе. Только потом Анатолий Мамычев узнал, что солдатские догадки были недалеки от истины – на Малой Земле взорвали атомную бомбу.

Ну а, в принципе, служба шла спокойно. У солдат была возможность любоваться северным сиянием, которое полярной ночью случалось почти каждый день. «Как будто кто-то по небу расстилал огромный ковёр с яркими  цветами». Полярные дни, по сравнению с полярной ночью, – время скучное. В первые сутки солнце поднимается из-за горизонта на треть шара, потом на половину. Таким образом, несколько дней длится рассвет. Потом как будто стоит на сопке и снова медленно, в течение нескольких суток закатывается.

«Конечно, это были лучшие годы жизни, – не сомневается Анатолий Васильевич. – Мы были молодыми, дружили, познавали мир. Была ли у меня другая возможность наслаждаться полярным сиянием и медведей с рук кормить? Нет!»

А дедовщины в армии в те годы не было. «Просто не приходило в голову самоутверждаться за счёт унижения других, – пожимает плечами мой собеседник. – Другое воспитание, другие нравы».

Зато мы делаем ракеты

После армии Анатолия Мамычева пригласили работать радистом-метеорологом на границе с Монголией. Но он отказался: «Не хотелось опять жить в глуши».

Пошёл работать на «Сибсельмаш». Делал ракеты, которыми братский советским гражданам вьетнамский народ в 1965–75 гг. уничтожал самолёты американских агрессоров. Лазерные бомбы, которые тоже в те годы делали на «Сибсельмаше», пробивали бункеры, расположенные на 8 метров под землёй, и имели очень высокую точность попадания. Однажды такая бомба попала аккурат в шпиль вокзала одного вьетнамского города, который заняли американцы.

«А я думала, на «Сибсельмаше» комбайны выпускали», – растерянно говорю я.

Справка
О́стровВра́нгеля — российский остров в Северном Ледовитом океане между Восточно-Сибирским и Чукотским морями. Назван в честь российского мореплавателя и государственного деятеля XIX века Фердинанда Петровича Врангеля. В 1924 году правительство СССР направило к острову Врангеля канонерскую лодку «Красный Октябрь» (бывший владивостокский портовый ледокол «Надёжный», на который установили пушки). «Красный Октябрь» вышел из Владивостока 20 июля 1924 года под командованием гидрографа Б. В. Давыдова. 20 августа 1924 года экспедиция подняла на острове советский флаг. В 1950–60-е годы на острове были основаны ещё два небольших поселения – Звёздный и Перкаткун. Было построено несколько объектов военной инфраструктуры. К 1980-м годам военные начали покидать остров, в 1992 году была закрыта радиолокационная станция, и на острове остался единственный населённый пункт – село Ушаковское, которое к 2003 году почти полностью опустело. В 2010 году была возобновлена деятельность метеостанции, где работали 6 человек. Из местных жителей в 2011 году на острове оставался последний житель села Ушаковское – шаман Григорий Каургин. 20 августа 2014 года моряки, прибывшие на остров Врангеля для проведения гидрографических работ на судне «Маршал Геловани», подняли над островом Военно-морской флаг, таким образом основав на нём пункт базирования Тихоокеанского флота России. К концу года здесь был построен военный городок, обслуживающий радиолокационный пост и пункт наведения авиации.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество