aif.ru counter
1125

Догхантеры или садисты? Охотники за собаками ведут подсчет жертв в интернете

Фото: архив АиФ-Новосибирск

Смертельное угощение собаководы находили на улице Зорге, у стадиона «Сибирь», Монумента Славы и  ДК им. Чкалова… Сколько собак скончалось в страшных муках, никто не знает.

Недочеловеки

На днях прямо на подъездах многоэтажек по улице Зорге увидела объявления: «На улице травят собак! Будьте осторожны!». Впервые о догхантерах я услышала в мае в ветеринарной лечебнице, куда принесла подлечить свою кошку.

«Рэксик съел кусочек фарша, брошенного на улице, — со слезами рассказывала Анжела Давидова, хозяйка немецкой овчарки, скулившей в углу. — Я не успела ему запретить. Подбежала, вынула из его пасти то, что он не успел проглотить, и порезала руку — фарш был начинен битым стеклом. Теперь моему псу будут делать операцию, и ещё неизвестно, выживет ли он…Недочеловеки какие-то!»

Читайте также:
Бездомных собак жестоко убивают ни за что
Расстрел в приюте: живодер убил несколько щенков

А в воскресенье около шести часов утра у меня под окном заголосила соседка. Ирина Степановна Верлова, бабушка — божий одуванчик, кричала на кого-то, используя совершенно непечатные выражения. Я выбежала на крик, спросила, кто её так обидел? 

«Меня разбудил жалобный собачий визг, — рассказала она, — я выскочила, чтобы защитить животное, и увидела, как молодой парень бьёт собачку палкой. Потом поймал её и сломал лапу… Только мой крик отрезвил его!»

Беспризорную дворняжку Ирина Степановна взяла к себе и сейчас занимается её лечением. Но ведь не всем животным так везёт, далеко не все спасаются от мучителей.

Ловцы собак

Они называют себя «кроукиллерами» или «догхантерами». Очень круто, на американский манер. Перевод, правда, не так уж устрашает — «убийцы ворон» и «ловцы собак». Казалось бы, чем гордиться? Но они гордятся, создают интернет-сообщества, хвастаются друг перед другом своими достижениями: сколько убили беззащитных животных и как над ними издевались. Правда, они стараются соблюдать анонимность. Кто они такие? Откуда вылезло это новое племя, молодое, незнакомое и безжалостное?

80% догхантеров - латентные маньяки. Фото: Елена ИВАНОВА

Евгений Стировский, активист движения «Живодёрам — нет!», рассказал об одной из своих встреч с догхантером:

 

«Я его застал на месте преступления и не смог сдержаться — ударил. А потом мы поговорили. Он рассказал, что ему сорок три года, что мир его не понимает. Всю жизнь он проработал слесарем-сантехником, и жизнь как-то не складывалась. Жена ушла на третьем году совместной жизни, забрала дочь. И вот недавно он понял, для чего предназначен, когда набрёл на сайт догхантеров. Там ему советовали купить винтовку, но денег не хватило, так он их молотком убивает… Впрочем, говорил он это с пафосом, он теперь ведёт настоящую мужскую жизнь, ему нравится затаиваться на помойках и убивать. Здесь всё в его власти… »  

Неужели на этих странных людей, для которых жестокость и гипотетическая «победа» над несуществующим злом, нельзя найти управу?

С этим вопросом я обратилась к Татьяне Палкиной, заместителю председателя городской общественной зоозащитной организации.

«В российском законодательстве есть уголовная статья, которая предусматривает наказание за жестокое обращение с животными. Но она в нашей стране фактически не работает. Если бы каждый случай массового жестокого отношения к животным рассматривался и человек привлекался к уголовной ответственности, его «соратники» вели бы себя потише, не так рьяно истребляли животных. У меня был опыт общения с нашей тогда ещё милицией по поводу жестокого обращения с животными. Я собрала факты и свидетелей жестокого обращения с воробьями, подала заявление в Центральный отдел милиции, но нам отказали в возбуждении уголовного дела…», — ответила Татьяна.

Самое страшное, что догхантеры нашли себе нишу для безнаказанного удовлетворения своих потребностей. Они садистски убивают животных при полном и сознательном бездействии полиции.

Многие психологи считают, что догхантеры — это психически больные люди, 80% из них — скрытые маньяки. Те, кто занимается не просто истреблением, а жесточайшим издевательством над беспомощными живыми существами, лишены одного из базовых свойств человеческой личности — способности сопереживать. Психиатры называют эту неспособность эмоциональной тупостью. Есть мнение, что следом за всплеском жестокости по отношению к животным новосибирцам следует ждать всплеска деятельности серийных маньяков. Психиатры считают, что каждый человек, занимающийся столь жестокой деятельностью, должен подвергаться принудительному лечению у психиатра.

Мнение экспертов

Кристина Евлатова, психолог, психотерапевт:

Как правило, большая часть догхантеров относится к среднему экономическому классу. Это в основном мужчины в возрасте от 12 лет и до пенсии. Увлечение этих людей убийством птиц и животных возникает как психологическая реакция на тяжёлое течение фаз полового созревания и возмужания, а также тяжёлого невроза в зрелом возрасте. Убийство для них становится самой доступной эмоциональной разрядкой. Можно сказать, что они «отстреливаются» от жизненных проблем, которыми не способны управлять. Социальный портрет убийц животных таков. Если это подросток, то почти всегда из семьи со средним достатком и большим эмоциональным дефицитом. Его мало любят, он никому не нужен. В общем, заурядный и банальный типаж. Убийство животных для него — это способ и расплатиться с обидами, и почувствовать себя значительным и сильным. У догхантера в более зрелом возрасте личностная модель и мотивы не меняются, вот только работа и жизненные неудачи становятся катализатором жестокости. В итоге они фокусируются на самых примитивных поведенческих стимулах: убить врага, победить его, почувствовать свою силу.

Андрей Панферов, депутат Законодательного собрания Новосибирской области:

Я сам очень люблю собак, и часто они у меня жили дома. Конечно, зверский способ убийства животных я не поддерживаю и считаю, что людей, систематически занимающихся садистским убийством этих очень умных животных нужно привлекать к уголовной ответственности.

Однако мне кажется, что сами собаководы часто провоцируют агрессию догхантеров. У нас нет культуры содержания животных. Ведь уже не однажды говорили, что собак нужно выгуливать на поводке, а крупных — в наморднике. Но совсем недавно я видел, как одна дама выгуливала красивого породистого пса в сквере у оперного театра. Большая собака была без намордника, поводка и даже ошейника. А если бы рядом прошла мама с ребёнком и огромный пёс напугал бы малыша? А если эта собака укусит кого-нибудь?

Лично я не из тех людей, которые берут винтовку и расстреливают животных. Но есть озлобленные, ищущие, куда бы выпустить свою агрессию. И собаки, к которым такие люди относятся с предубеждением, кажутся им врагами, и они начинают с ними бороться.

Что касается бродячих бездомных собак... Наши власти в этом вопросе не дорабатывают. В Болгарии, например, бездомных собак стерилизуют, они не могут размножаться, и таким образом уменьшается их численность. Насколько я знаю, в Новосибирске выделяются немалые средства на решение проблемы бездомных животных, но как они расходуются? Почему беспризорные животные бродят стаями, почему они стали насущной проблемой нашего города? Эти вопросы требуют ответа...

Дмитрий Цуркин, собаковод-любитель:

Бороться с догхантерами нужно нам самим, не ждать милостей от природы, полиции и властей. Противодействовать им довольно просто — не позволять своим животным есть то, что они нашли на улицах, убирать фарш, разбросанный по дворам домов. Я участвовал в акции, организованной моими друзьями — такими же собаководами. Мы развешивали объявления на подъездах с предупреждением, что по улицам нашего района разбросан фарш с отравой внутри. Безусловно, без помощи полиции и властей избавиться от этих нелюдей невозможно. Да и к властям города у нас, собаководов, есть вопросы. В Новосибирске не отпускаются средства на стерилизацию собак и их лечение. Нет средств на агитацию и пропаганду. В нашем городе есть только один муниципальный приют для бездомных животных и четыре частных. Ежегодное финансирование муниципального приюта — 15 миллионов рублей, но вот куда уходят эти деньги, я хотел бы знать.

Но самое главное, мне кажется, нужно постараться изменить общественное отношение к животным. Мы к ним относимся, как к игрушкам, как к вещам, к средствам увеселения. И детей так воспитываем. Это неправильно. У меня есть соседи — хорошая, благополучная семья. Несколько лет назад родители подарили маленькому сыну щенка. А через полгода, когда щенок подрос и перестал быть умилительным комочком шерсти, они выбросили собаку на улицу, просто перестали пускать её домой. Та же история повторилась на следующий год… За четыре года в квартире появлялось шесть щенков, и всех собак они выбросили. Мы пытались объяснить взрослым, что с таким отношением к животным из сына вырастет потребитель, не способный к любви и сопереживанию. Однако наши сентенции были встречены холодом и непониманием…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах