aif.ru counter
42

Право на права. Почему так трудно добиться положенного

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. «АиФ на Оби» 26/10/2011

Это, мягко выражаясь, удивительно, если учесть, что Степанов — ветеран Великой Отечественной войны, очень пожилой человек отнюдь не богатырской комплекции. Какое сопротивление он мог оказать молодым, физически подготовленным мужчинам в погонах? Мировой судья не усмотрел состава преступления в действиях Степанова и постановил отпустить ветерана. Но осадочек-то остался… 

Журналисту «АиФ на Оби» Владимир Владимирович рассказал о том, каково это для человека, не совершавшего никаких преступлений -- оказаться в роли задержанного. И о том, как в Новосибирске обстоят дела с правами человека.
-- Будет ли с Вашей стороны ответная реакция на задержание, произошедшее 13 октября?
-- Да, я намерен привлечь к ответственности сотрудников полиции по ст.127 «Лишение свободы незаконным образом».
-- Как думаете, чем на самом деле было мотивировано задержание? Ведь не тем, что Вы сопротивлялись полиции?
-- С начала года каждые две недели мы проводим митинги с требованием к губернатору отменить антиконституционное решение относительно ограничения прав пенсионеров на бесплатный проезд.
С юридической точки зрения эти акции незаконны, так как мэрия отказывается согласовывать место проведения акций. Но мы все равно их проводим. Полиция, повинуясь приказам власти, проводит превентивные задержания активистов. Жертвой такого задержания стал и я.
В общей сложности, наши активисты участвовали уже в более чем 40 судебных заседаниях. Предъявляемые обвинения признаются необоснованными в суде. Но из раза в раз все повторяется.

После 35 … жизнь кончена?

-- Кроме ограничения льготного проезда, в чем еще нарушаются права пенсионеров в Новосибирске?
-- Из списка бесплатных лекарств в его последней редакции исключены 20 наименований. Как это коррелирует с продекларированными государством правами на бесплатную медицинскую и медикаментозную помощь? Но это – не самое страшное.
Страшно другое. Сейчас на всех уровнях обсуждается идея увеличения планки пенсионного возраста. Логика  государства  понятна. Из-за демографической ямы 90-х годов количество пенсионеров через несколько лет в разы превысит количество работающих и эти работающие не смогут прокормить армию пенсионеров. Согласен, что большинство людей в 55-60 лет еще полны сил и готовы работать.
Но работодателям не нужны специалисты старше 35 лет! Человеку, достигнувшему этого рубежа, практически невозможно устроиться. Пусть государство возьмет эту ситуацию под свой контроль! Но происходит все наоборот. Государство старается сейчас устраниться из многих сфер деятельности, внутри которых раньше обеспечивались социальные гарантии.
Другая сторона этой медали: большинство работодателей предпочитают брать на работу гастарбайтеров, а не своих сограждан, потому что гастарбайтеры не требуют социальных гарантий. То есть, работодателям нужны не работники, а рабы.
Если идти по такому пути, можно поднять пенсионный возраст до 100 лет – и не надо будет думать, из каких средств создавать пенсионный фонд.
-- В каких еще сферах наиболее ярко прослеживается ситуация самоустранения государства от решения государственных проблем?
-- Сфера ЖКХ. Государство уже устранилось от функций содержания жилищного фонда, переложив это на плечи жителей. Но, по закону, обслуживание, обустройство и ремонт коммуникаций – водоводов, электросетей, тепловых сетей – пока еще должно осуществляться силами МУП, которые суть государственные структуры.
Так вот, объем работ по ремонту и замене коммуникаций в стране выполнен лишь на три процента от необходимого. Когда через несколько лет у нас пойдет череда коммунальных аварий (собственно, она уже началась) и энергетических коллапсов, в полный голос можно будет говорить о том, что государство нарушает права человека, ибо каждый человек, оплачивающий коммунальные услуги, имеет право эти услуги получать.    
-- Пожалуй, одними из самых активных протестантов в нашем городе являются обманутые дольщики,  обманутые члены потребительских кооперативов?
-- Правильно. Потому что от защиты их прав государство тоже устранилось. Между тем, есть закон №117 «О потребительских кооперативах», в котором сказано, что контроль за деятельностью потребительских кооперативов возлагается на государственные надзорные органы. Если б этот контроль осуществлялся должным образом, у нас бы не было столько мошенников.
-- С 1 сентября текущего года в нашей стране были упразднены вытрезвители, а функции по оказанию помощи «перебравшим» гражданам возложены на медицину. Многие опасаются, что это повлечет нарушения в области прав граждан на медицинскую помощь: человек с сердечным приступом может не дождаться «скорой», которая потратит свое время на алкоголика,  либо алкоголики будут замерзать на улицах без всякой помощи?
-- На ситуацию с алкоголиками это не повлияет ровным счетом никак. Вытрезвители никогда не выполняли возложенных на них функций по оказанию помощи «падшим» в прямом и переносном смысле слова.
Это были финансовые структуры с определенным планом, который нужно было выполнять, да еще зарабатывать себе «премиальные». Поэтому настоящих алкоголиков никто не подбирал. В вытрезвители забирали только хорошо одетых мужчин с дорогими часами и сотовыми телефонами, возможно, оказавшихся в подобном положении первый раз в жизни. На самом деле, в России алкоголиков – 10 процентов от всего населения.
И эта цифра была одинаковой и при Сталине, и при Николае II. Другое дело, что численность населения выросла и, само собой, алкоголиков стало больше. Каждую зиму в нашем городе от мороза погибают порядка 150 человек.

Самый бесправный человек – это женщина

-- Как вы относитесь к идее принудительного лечения наркоманов?
-- Отрицательно. Как человек, я хорошо понимаю, что наркоман в семье нарушат права сразу нескольких человек, избивая жену, отбирая последние рубли от пенсии своей матери, ломая психику своих детей. Но, как правозащитник, продолжаю утверждать, что вводить принудительное лечение нельзя.
Главным образом, потому, что оно не даст эффекта. На мой взгляд, эту мысль надо развивать в другую сторону. Мы создаем государственные программы по оказанию помощи жертвам различных катастроф и аварий, предоставляем им жилье. При этом у нас нет никаких программ по оказанию помощи жертвам сенного насилия. Жены и матери наркоманов вынуждены жить с ними, потому что у них нет возможности разъехаться.
-- Намерение властей ввести ограничения на аборты, в том числе такое как наличие нотариально заверенного согласия от мужа, вызвало серию акций протеста. По-вашему, можно ли бороться с абортами подобными способами?
-- Осталось еще надеть женщине мешок на голову, ввести законы шариата и запретить контрацептивы.  Но ведь женщина – не детородная машина. Во-первых, она -- личность. Во-вторых, ее тело – это ее собственность. И только она сама может решать, рожать ей или нет. Никто, даже муж, не имеет права вмешиваться в это.
Много лет назад у меня был случай: пришел молодой человек, который рассказал, что жил с девушкой, она забеременела. «Ну, так, женись», -- говорю я. «Не хочу. Я еще молодой». Естественно, девушка сделал аборт. Молодой человек остался у меня в памяти как редкостная сволочь, даже не потому, что не женился.
А поскольку считал, будто его девушка, несмотря на то, что он ее предал, должна была родить и воспитывать его ребенка. К сожалению, это – распространенная в обществе мораль: мужчина ни за что не отвечает, а женщина должна рожать, несмотря ни на что.
В противном случае она – детоубийца. Получается, что в нашем, казалось бы, цивилизованном обществе женщина не имеет никаких прав?!

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах