aif.ru counter
1198

Железные утопленники: на дне реки Оби лежат затопленные трубы и баржи

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ на Оби №25 17/06/2015
Елена Иванова / АиФ

За свинство нужен штраф!

Жители Лесоперевалки — крупного частного сектора Новосибирска — озаботились экологией, причём и на земле, и в реке Обь. Николай ЧИРКОВ, местный житель, рассказал: «Уже несколько лет растёт в нашем секторе число свалок, ширятся старые, появляются новые. А нынешней зимой сюда ещё стали свозить на самосвалах и сваливать снег, который убрали с других улиц города. Но разве мы хуже других новосибирцев?»

Ржавое железо годами лежит в воде. Фото: АиФ/ Елена Иванова

В администрации Ленинского района Новосибирска сообщили, что организовывать вывоз несанкционированных свалок приходится ежегодно. В 2013 году в районе ликвидировано 32 свалки (вывезли 10 974 м3 мусора), в 2014 году — 20 свалок (вывезли 7939 м3). Маршруты мусоровозов проходят по всей территории района, в том числе и по Лесоперевалке: договоры на вывоз мусора заключаются жителями лично и через председателей уличных комитетов. Однако несмотря на это, некоторые жители отказываются вывозить мусор на полигон ТБО и просто выбрасывают его недалеко от дома. Администрация Ленинского района в очередной раз обратилась к депутатам Совета депутатов города Новосибирска с просьбой принять закон об обязательном заключении таких договоров. Говоря другими словами, за свинство нужно штрафовать.

На подъём денег не выделяется

Кроме того, в районе Лесоперевалки, недалеко от берега в реке лежит баржа, с которой срезали весь ценный металл. «Лето началось, ребятня здесь часто купается, — переживает Николай Чирков, — и такое соседство опасно».

Откуда появился этот железный «утопленник», сейчас выяснить невозможно. Важнее понять: когда его уберут? Юрий ХОХЛОВ, первый заместитель руководителя главного инженера ФБУ «Администрация Обского бассейнового управления водных путей» разводит руками: «Наша задача — содержание водных путей для судоходства. Для этого мы проводим дноуглубительные мероприятия, а также — по очистке берегов от деревьев, выставляем знаки навигационной обстановки, создаём лоцманские карты и т. д. А вот на подъём затопленных судов никакого финансирования не выделяется».

Между тем их подъём и утилизация стоят дорого. Например, поднять из реки затонувший много лет назад теплоход при строительстве Бугринского моста обошлось более чем в 3 млн рублей (водолазные работы, по зачистке от песка, сварочные и другие). После сдачи на металлолом некоторых его частей получили 100 тыс. руб.

Поднять со дна затонувшую баржу стоит несколько миллионов. Фото: АиФ/ Елена Иванова

В регионе в русле реки Обь на территории НСО сейчас 57 затопленных теплоходов, барж, понтонов. В районе Лесоперевалки — два. Появились они в основном в 90-х годах, когда оказалось, что речной бизнес нерентабелен. Суда владельцам стали не нужны, и они их просто побросали.

«По российскому законодательству, — продолжает чиновник, — поднимают их только в том случае, если есть опасность для судоходства либо для экологии. Если судно мешает рыболовству, его тоже необходимо убрать, а счёт выставить владельцу. А вот с этим большая проблема — как правило, найти владельца брошенного теплохода или баржи невозможно. Утилизировать ничейные суда должен субъект Федерации за счёт областного бюджета».

Но денег на это, как правило, регионы с дефицитными бюджетами не выделяют. Юрий Хохлов признался, что администрации Обского бассейнового управления приходится регулярно судиться с субъектами по поводу того, какому ведомству поднимать железных «утопленников». Например, недавно суд посчитал, что теплоход типа «Ярославец», который лежит в русле реки за Затоном, должна убрать администрация НСО.

Вопрос, когда уберут две полузатопленные баржи в районе Лесоперевалки, тоже остаётся открытым.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах