aif.ru counter
279

Женщина в полиции. О первом рабочем выезде и благодарности арестантов

В обычной жизни своё представление о работе полиции мы черпаем из сериалов о крутых перестрелках и громких преступлениях. О том, как на самом деле протекает жизнь сотрудника правопорядка, и какими усилиями держится тот порядок в жизни общества, к которому мы все так привыкли, корреспондент «АиФ на Оби» поговорил со старшим лейтенантом юстиции Еленой Бирюля.

Семейное дело

Светлана Нечитайло, nsk.aif.ru: Почему вы решили работать в полиции?

Елена Бирюля
Елена Бирюля Фото: Из личного архива

Елена Бирюля: Вопроса о выборе будущей профессии у меня не стояло. Ещё в старших классах я определилась, что буду продолжателем династии. Мой дед, мой отец и старшая сестра – стояли, и продолжают стоять на службе правопорядка. Дедушка – Бирюля Василий Михайлович – работал участковым в Каргатском районе, в 1941 году призвался на фронт, участвовал в тяжёлых боях на Курской дуге, где за мужество и отвагу был награждён орденом Красной Звезды. Отец пошёл по его стопам, 27 лет отдал работе в органах внутренних дел. Он ушёл в отставку по состоянию здоровья в звании подполковника милиции. Сестра Татьяна живёт сейчас в городе Каргат Новосибирской области, и работает старшим инспектором административной практики ГИБДД. И хотя я прекрасно помню свою детскую досаду от того, что отца никогда не было дома в Новогоднюю ночь, понимала, что эта работа сопряжена с определёнными трудностями, но решила не бросать семейное дело, и по рекомендации папы поступила в Омскую академию МВД России, которую он сам когда-то окончил. Очень благодарна ему за этот совет.

- Что вам показалось самым главным во время вашего обучения?

- У нас был очень хороший профессорско-преподавательский состав. Кроме обучения непосредственно знаниям и умениям, необходимым в нашей работе, они уделяли большое внимание формированию высоких нравственных ориентиров у будущих сотрудников полиции.  Например, у нас в присяге была строчка: «Служа закону – служу народу». И это не просто слова. За 5 лет, которые мы провели в академии, эти строки наполнились для нас подлинным смыслом.

- Насколько тяжело женщине работать в полиции, ведь традиционно считается, что это скорее мужская профессия?

- Я работаю следователем. Там всегда много бумажной работы, требуется большая усидчивость, внимание к мелочам. Большую часть дня приходится проводить за компьютером. Как мне кажется, мужчинам больше интересна оперативная работа. Кроме того, следователь должен ещё обладать таким качеством как способность расположить к себе человека, не важно, идёт речь о подозреваемом, свидетеле или потерпевшем. Это не так-то просто сделать, люди в большинстве случаев напуганы, раздражены. Бывает, что нужно их сначала выслушать, посочувствовать. В такой доверительной беседе они могут вспомнить какие-то важные детали, способные помочь расследованию этого дела. Женщинам это проще, они в эмоциональном плане более подвижны: быстрей проникаются ситуацией, быстрей из неё выходят. Поэтому в большинстве следственных отделов основная часть коллектива как раз женщины.

Леди в погонах: кого назвали самой красивой сотрудницей полиции | Фотогалерея

Поезд в никуда

- Часто случается получать обратную связь от людей, которым вы помогли?

- По большей части, когда люди сталкиваются с полицейскими, это значит, что в их жизни произошло что-то нехорошее. И всё-таки спустя какое-то время, когда негативные эмоции выветриваются, многие находят способ передать несколько тёплых слов благодарности по поводу раскрытого преступления или спасённого имущества. Даже бывшие жулики иногда благодарят. Особенно много таких случаев связано с незаконным оборотом наркотиков. Когда мы человека задерживаем и садим в тюрьму, для него это однозначно плохо. Но спустя какое-то время некоторые осознают, что мы тем самым огородили их от общества, в котором они находились, и дали возможность спокойно подумать о том, чего они хотят. Часто такие люди действительно принимают решение начать новую жизнь, когда закончится срок их тюремного заключения. А если бы мы их не задержали, они бы просто погибли от передозировки, или от удара ножом в пьяной драке.

- Всегда очень удивляют такие случаи. Неужели нужно доводить до тюрьмы, до неволи, чтобы принять какое-то решение и что-то осознать?

- По большому счёту речь идёт о людях, которые не хотят ничего решать. Сначала они попадают в преступную среду, и их несёт всё ниже по течению. Потом они попадают в судопроизводство, и их также несёт. Запрыгнуть в какой-нибудь вагончик и ехать – что может быть проще? Гораздо сложнее на пересадочных станциях, где нужно действительно принимать решение. Давно замечено, что самый опасный момент для бывшего заключённого, который отбыл свой срок, и едет в родной город к родственникам – это как раз моменты пересадок с одного поезда на другой. Если у него есть хотя бы два часа до отбытия, которые ему нужно провести на вокзале, это всегда очень пагубно сказывается. Почти со 100% вероятностью можно предположить, что такой человек попытается запрыгнуть в очередной своё излюбленный вагончик – вагончик алкогольного опьянения. И его понесёт, но только уже не в сторону дома. И потом мы звоним родным, которые его встречают на вокзале, и сообщаем им: «А вы не ждите, он уже совершил новое преступление в нашем городе».

- Вам приходится иметь дело с преступниками. Осадок в душе остаётся или получается отключаться от всего этого?

- Я думаю, это дело опыта. Мой первый рабочий выезд был в частном секторе Ленинского района Новосибирска. Дело о разбойном нападении, люди там избили друг друга. Я была в шоке. Потом звонила маме и со слезами рассказывала. Конечно сейчас уже с большим спокойствием к этому отношусь. Хотя иногда бывает очень тяжело видеть родственников, жен с маленькими детьми, которые приехали навестить родных в следственный изолятор. Всегда очень жалко молодых парней, которые попадают в преступную среду. У меня было несколько уголовных дел, когда 18-летние студенты, которые учатся в престижных вузах, решали вдруг получить дополнительный заработок, поработав наркокурьером. При этом они думали, что ничего страшного не совершают, ведь они сами не употребляют. Но у нас закон гораздо более строго карает именно распространителей. Потом эти ребята получают 8-10 летние сроки.

Мне кажется, это какая-то совершенно специфическая безответственность нынешнего поколения, которая является реакцией на ту гиперопёку, которой с детства окружают их родители. По сути это такой же поезд. Может быть, более мягкий и комфортный, но у людей, которые выросли в таких условиях, пропадает чувство реальности, ощущение, что за каждым действием идут последствия.

- Что бы вы назвали самым главным в вашей работе?

- Для меня очень важна поддержка коллектива, которую я всегда ощущаю. Они научили меня важнейшим принципам работы в полиции:  в любой ситуации оставаться человеком, быть требовательным в первую очередь к себе, и справедливым к окружающим. И конечно, не переставая совершенствовать свои навыки и добиваться лучших результатов. Помнить, что ты в первую очередь сотрудник полиции, и с гордостью нести по жизни звание «офицера».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах