aif.ru counter
28.01.2014 15:37
Варвара Канаева
170

Константин Райкин: «От опасности стать мерзким можно избавиться»

«Аиф на Оби» № 4 21/01/2014

Многие местные театралы считают самым ярким событием ушедшего года спектакль «Константин Райкин. Вечер с Достоевским» Десятого Рождественского фестиваля. Оказалось, что руководителя театра «Сатирикон» связывают с Новосибирском творческие победы юности.

Как вернули портфель денег

— Почему вы частый гость новосибирского Рождественского фестиваля?

— Фестиваль хорош, и публика здесь особенная. Ваш город — это город мозгов и высокой души, при этом всегда ждущий встречи с приезжими артистами. Известный факт: спектакли философские не слишком популярны у людей, пришедших в театр после работы. И это понятно. Но без них пропадёт театр, поэтому мы готовы к «прохладному» приёму. Но в Новосибирске на таких пьесах приём в два раза теплее, чем в Москве. Вот и сложный «Вечер с Достоевским» прошёл «на ура». В столице публика тяжёлая: прежде чем аплодировать, каждый оглянется на рядом сидящего, дабы не выпасть из общего «объективного» мнения. К тому же у московских зрителей довольно тяжёлые зады — восторженно встать и поблагодарить артистов, как это делают сибиряки, они не хотят.

С Новосибирском у меня связана одна забавная история. Около тридцати лет назад мне было даровано Министерством культуры право на сольный концерт в двух отделениях. Это было невероятное счастье! Я готов был жить на сцене, а тут мне дали свободу действий, и я ею в Новосибирске наслаждался: играл семь дней подряд по пять спектаклей в день. Первое моё новосибирское достижение — я научился спать по 15 минут в перерывах между спектаклями. Правда, отдохнуть это не помогало, и я часто ловил себя на мысли: «Я уже исполнял эту репризу в текущем спектакле или нет?» Своеобразное дежавю длиной в неделю… А вторым весомым и приятным достижением был самый большой гонорар, полученный мной за мою тогдашнюю театральную жизнь. В театре в месяц я получал 180 рублей, а здесь мне платили 100 рублей за концерт. Увёз я отсюда три с половиной тысячи рублей — сумма баснословная! Это был пухлый портфель. Я не выпускал его из рук, боялся где-нибудь оставить.

Я приехал к родителям, на дачу на Николину гору. На летней сцене давал концерт знаменитый пианист Святослав Рихтер. Мы пошли на концерт, я взял портфель с собой. Но Рихтер так играл, что меня накрыло. Я был под впечатлением от концерта, подходил к пианисту, говорил… А вечером дома опомнился — портфель я где-то оставил, видимо, на улице, перед сценой. И тут меня накрыло во второй раз! Я помчался к сторожу, спросил, не приносили ли портфель. Он хитро улыбнулся и отдал мне моё сокровище! Сверхчестный сторож попался, я до сих пор ему благодарен. Либо он не заглянул в портфель, либо заглянул и ничего себе не взял!

— Говорят, ваш любимый писатель Достоевский.

— Мой театральный роман с Достоевским начался более 35 лет назад. Мы с Валерием Владимировичем Фокиным в театре «Современник» в репетиционном зале поставили спектакль по двум произведениям Достоевского — «Записки из подполья» и «Сны смешного человека». Называлось это действо «И пойду, и пойду». Тогда «Записки из подполья» было практически невозможно поставить, ведь существовала очень строгая цензура. Достоевский считался писателем, мягко говоря, сомнительным с точки зрения идеологии советской власти. А уж «Записки» были официально признаны самым реакционным произведением Фёдора Михайловича, «писком индивидуализма», по хрестоматийному определению Горького. В общем, пришлось выкручиваться, и чтобы постановка стала реальностью, текст соединили со «Сном смешного человека», более обнадёживающим опусом Достоевского. Играли мы спектакль долго.

А три года назад я снова перечёл Достоевского и захотел оживить этот текст на большой сцене, уже без цензуры и заигрываний с властными структурами. И всё получилось, «Вечер с Достоевским» я играл на своём юбилее как бенефисный спектакль...

— Отрицательный герой — и бенефис?!

— «Записки» — произведение, сыгравшее большую роль в моей жизни, изменившее меня. Герой, мерзкий человек, демонстрирует гениальный полёт мысли, когда рассуждает о жизни. Но вместе с тем он ничтожен, потому что из страха совершаются отвратительные поступки… Он очень похож на меня. Боле того, это самый похожий на меня персонаж, которого я встречал в литературе. Читая «Записки» впервые, я был поражён, что человек XIX века может так писать обо мне, так знать меня! Жизнь моя разделилась на две части — до и после прочтения. Я смог избавиться от опасности стать таким. И сейчас именно потому, что воплощаю персонаж Фёдора Михайловича на сцене, могу сам идти по другой дороге. Такова животворная функция отрицательных ролей — исторгая из себя скверну, становиться лучше.

Пробовался в спорте и математике

— Бывает так, что посреди спектакля зритель встаёт и уходит? И вам очень мешает такое поведение?

— Бывает, и это, конечно, обидно. Это как в жизни, когда ты что-то сокровенное говоришь человеку, душу перед ним выворачиваешь, тебе важно, чтобы твой визави тебя понял, а он встаёт и уходит… Даже если он просто в туалет пошёл — значит, в момент твоего откровения он нашёл возможным допустить мысль о туалете. Значит, я был недостаточно интересен, не захватил всего его внимания. Огорчительно, но в раздражение это не должно переходить. Вообще, злость и раздражение — это самое нетворческое, непродуктивное состояние. Да и человек, испытывающий эти эмоции, теряет всё своё обаяние. Я, например, никогда не смотрю передачу «К барьеру» — потому что, глядя на её героев, можно только разочароваться. В героях или в человечестве в целом.

Так вот, артист может творить только когда находится в состоянии внутренней гармонии с миром. Гоголь в повести «Портрет» говорит: «Художник и в тревоге дышит покоем». Так вот, актёр испытывает наслаждение от игры, от партнёрства, даже когда существует в роли бунтаря. Нельзя творить в состоянии «Ну, погоди!» Спектакль, роль — это твоё высказывание, и тебе необходимо быть понятым — здесь и сейчас. А значит, должен быть внутренний покой. Вот и стараюсь находиться в состоянии творческого покоя. Сложно, но опыт есть опыт…

— Вы родились в семье знаменитого артиста. Сразу было ясно, что вы тоже пойдёте по театральной стезе?

— Нет, я себя пробовал в разных направлениях. Учился в физико-математической школе, интересовался биологией, увлекался спортом… Но недавно я пришёл к выводу, что очень правильно выбрал профессию. Что-нибудь другое я бы делал ещё хуже!

— В этом году вы открыли Высшую театральную школу Константина Райкина. Значит ли это, что существующие институты вас не устраивают?

— Каждый творческий коллектив на определённом этапе чувствует потребность в своих молодых кадрах. Так что мне просто нужно было начать готовить артистов для «Сатирикона» своими силами. Это не значит, что все они войдут в труппу театра, но хорошую подготовку я гарантирую. Меня удивило, что конкурс ко мне был столь же высокий, как и в другие театральные вузы Москвы, так что я взял в два раза больше ребят, чем планировал. Сегодня они очень смешные: ходят за педагогами пингвиньей толпой, заглядывают в глаза, любуются… Обучение бесплатное — мне нужны талантливые, а не богатые.

Досье

Константин Аркадьевич Райкин, народный артист России. Родился 8 июля 1950 года в Ленинграде, где в 1967 году закончил физико-математическую школу № 45. В 1971 году окончил театральное училище имени Б. В. Щукина (курс Ю. В. Катина-Ярцева). В том же году Константин Райкин был приглашён Галиной Волчек в театр «Современник», на сцене которого играл десять лет. За это время он сыграл в театре 38 ролей. В 1981 году перешёл в Ленинградский театр миниатюр под руководством А. И. Райкина. В 1982 году театр переехал в Москву и стал Государственным театром миниатюр, а с 1987 — московским театром «Сатирикон». В 2012 году создал «Высшую школу сценических искусств. Театральную школу Константина Райкина». В 2013 году впервые проведён набор 30 студентов на актёрский факультет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество