289

Экзотика и цыганщина. Новосибирский дизайнер о своей выставке для взрослых

Siberian Kitsch / Facebook

Олег Семёнов — дизайнер из Новосибирска, который накануне в честь своего 55-летия открыл выставку «Сибирский китч» в ЦК-19. Выставка получила противоречивые отзывы: многие новосибирцы назвали экспозиции «уродством», также из-за элементов эротики ей установили ограничение 18+. Олег рассказал «АиФ-Новосибирск», для чего на самом деле нужна выставка и объяснил, почему её восприняли в штыки.

Ушанка, медведь, телогрейка, голые женщины

В 1991 году Олег Семёнов закончил НГПУ, где сейчас преподаёт на кафедре дизайна. Первое время он был художником, но уже в середине 1990-х отошёл от живописи. В это же время Олег «начал с первых осмысленных вещей» в дизайне — создал вместе с коллегой Геннадием Бухановым студию «BISON», которая занималась созданием интерьеров.

«Времена настали достаточно сложные. Жизнь так повернулась, что художники в то время особо никому не были нужны, а дизайн как свежая, сопредельная и интересная отрасль только начал развиваться. Я неплохо чувствовал себя как художник-график, что-то из моих работ даже продавалось в музеи и частные коллекции. Но надо было выживать в тот момент, кормить семью. Дизайн позволял делать это более удобно, с меньшими рисками».

медведь
Фото: Facebook/ Siberian Kitsch

Постепенно Олег вернулся к творчеству. Идея создать серию работ в стиле китч возникла у него в 2012 году, но воплощать её в жизнь он начал только два года назад. Сейчас у дизайнера несколько десятков работ — коллажи, gif-анимации, элементы одежды. Их отличают яркость цветов, сюрреалистичность, эпатаж, повседневные образы в неожиданных сочетаниях. Такой визуальный язык, по словам Семёнова, сегодня достаточно востребован.

«Вещи, связанные с китчем, впервые возникли во время индустриальной революции, когда людей перевозили из деревень в города и они пытались обустроить неудобный быт. Появились художники, умеющие сделать из простого байкового одеяла настенный ковёр, появились всевозможные вещи, которые были призваны напоминать о деревенском прошлом.

Причина, по которой сегодня китч снова выходит на топовые позиции — это новая технологическая революция, когда всё больше людей чувствуют себя некомфортно в условиях обилия экранных пространств, всевозможных гаджетов, огромного количества компьютеров и софта к ним. Особенно это касается людей старшего поколения. Китч — попытка обустроить это веб-пространство».

снеговик
Фото: Facebook/ Siberian Kitsch

На вопрос, что стало для него источником вдохновения, дизайнер отвечает: «Суровая сибирская жизнь». Именно её он решил отразить в своих работах.

«В какой-то момент подумал, что было бы интересно поговорить языком китча на тему нашей сибирской национальной идентичности, рассказать про то, что с одной стороны — опознавательный знак для нас как для жителей Сибири, и с другой — что-то интересное и заманчивое для жителей других территорий. Например, ушанка, медведь, телогрейка — это всё про наше Зауралье. Или белки — их обилие у нас, особенно в Академгородке, удивляет моих коллег из Санкт-Петербурга. Я хотел сделать что-то в меру простое, понятное и эмоциональное — найти образы, которые интегрированы в повседневную жизнь самых обыкновенных людей».

«Уродство почему бы и нет?»

«Это реальное уродство. Полнейшее отсутствие композиции. Выполнено в стиле "ща за пару минут налеплю фигню. И так сойдет, обыватель и так схавает"», — пишет пользователь Екатерина в комментариях к анонсу выставки, который ЦК-19 разместил в соцсети ВКонтакте. В новосибирских СМИ комментарии с критикой эпатажных принтов тоже не были редкостью. Как признаётся Семёнов, недовольные нашлись даже среди тех, кто пришёл непосредственно на выставку.

«Негативную коннотацию со слова китч никто не снимал. Раньше его считали — и многие до сих пор считают — "низким искусством", потому что это, в общем-то, цыганщина, фьюжн, где намешано всё. На открытии выставки было несколько случайных людей, которые не знали о моём творчестве. В разговоре со мной они признались, что, когда смотрели на мои работы, спрашивали себя: "Ну что это за китч?". И только после того, как им было сказано, что это и есть китч, они ответили: "А, ну тогда понятно"».

Однако дизайнер говорит, что был готов столкнуться с негативом:

«Меня лично это не задевает. Как дизайнер, я всегда говорю своим студентам: "Братцы, мы с вами работаем на мусорную корзину. Все что мы с вами делаем — плакаты, листовки, брошюры, упаковки и прочее — послезавтра будет валяться в мусорной корзине". Поэтому у меня такой подход. И если критикуют мои работы, которые я представляю людям периодически в виде какого-то искусства, я отношусь к этому достаточно спокойно».

снегирь
Фото: Facebook/ Siberian Kitsch

Семёнов считает, что «Сибирский китч» невозможно однозначно оценить как «прекрасное» или «безобразное». Искусство, говорит он, всегда подразумевает оценочную категорию на уровне «нравится–не нравится» — особенно это касается искусства постмодернизма, где все грани размыты. 

«Невозможно сказать, что это плохое искусство, а это хорошее — человеку может просто понравиться или не понравиться. От качества искусства это не зависит практически никогда. Это зависит от человека. Говорят «уродство» — тоже может быть, почему бы нет? А может быть у человека просто душа такая, и он увидел уродство. Хотя я всё делаю очень мирно, добро, ласково даже иногда».

Дизайнер добавляет, что негатив по отношению к его работам мог возникнуть из-за недопонимая. Даже китч, который использует понятные и привычные образы, требует от зрителя умственных усилий.

«Если художник говорит на каком-то языке, то зритель должен чуть-чуть потрудиться и перейти на этот язык, попробовать его понять, а не кричать, что это говно. Чтобы воспринимать визуальные искусства, человеку практически никаких усилий не требуется. Достаточно поднять веки, и вот пожалуйста — в тебя полился поток информации. Но для того, чтобы её понять, конечно, хотя бы минимальный труд нужно проявить».

Фото: Facebook/ Siberian Kitsch

Позитивный образ Сибири

Семёнов создаёт работы, действуя одновременно как художник и дизайнер. Он уверен, что между этими профессиями огромная разница: первый больше работает «для себя», второй — для зрителя.

«Дизайнер — это совсем не художник. Художник полностью отдаётся эмоциям. Он пришёл в мастерскую, муза припёрлась к нему, и он наваял что-то — покупайте, смотрите, радуйтесь. А мы не люди, которые занимаются самовыражением — мы люди, которые помогают заказчику решить его проблему. У заказчика есть что сказать людям, но он не умеет этого делать — вербальную информацию за него передают журналисты, визуальную — дизайнеры».

В случае с выставкой сибирского китча, «заказчики» — жители Сибири, а «потребители» — те россияне, которые имеют слабое представление о сибиряках и об их быте.

«В первую очередь, выставка рассчитана на тех, кто не живет в Сибири — для того, чтобы они увидели и её и сказали: "Ох, нифига, что в Сибири-то бывает…". В ней пополам дизайна и художничества. С одной стороны, это попытка дать людям возможность улыбнуться, вспомнить что-то в этой суете. А с другой стороны — это возможность для людей, не знающих ничего о Сибири, сформировать некий позитивный её образ. Потому что даже для европейской части России Сибирь — достаточно страшное место: там холодно, лагеря, вот это всё.

медведь 2
Фото: Facebook/ Siberian Kitsch

Понимаю, на сегодняшний момент в искусстве это выглядит экзотично. Но всё равно никуда не сойду с троп, по которым я хожу как дизайнер».

Будущее современного искусства видится Семёнову неопределённым и смутным. Однако, уверен дизайнер, некие тенденции в его развитии прослеживаются.

«Искусство сейчас в каком-то состоянии энтропии. Оно распадается на маленькие ручеёчки, и уже нет крупных течений. Раньше, в середине прошлого века, все понимали, что такое искусство — живопись, графика, скульптура. Потом пришли дадаисты и сказали — мы тоже искусство, потом пришли другие персонажи и сказали: "Теперь перформанс искусство". И таких микронаправлений становится всё больше. Свою тему я пока не закрываю: в ней ещё есть, над чем поработать и поразмышлять.

Кроме того, из искусства исчезли критерии "красивое–некрасивое", "похожее–непохожее". Ими уже практически никто не пользуется, потому что на смену красоте пришло понятие эстетики. А эстетика может быть разной.

Возможно, искусство перейдёт в цифровой формат. Уже сейчас в нём есть VR, дополненная реальность, 3D-кисти. Но технологии меняются так быстро, что художники не успевают их осваивать».

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах