770

«Лучше смерть». Новосибирские пенсионеры рассказали о том, как выживают

Алёна Иванова / АиФ

В прошлом году в Новосибирске открылось первое кафе с бесплатными обедами для пенсионеров «Добродомик». К сожалению, вскоре грянул карантин, и заведение приостановило свою работу. Но пожилых людей не оставили: каждую неделю волонтёры привозят им продукты, помогают по дому, ходят для них в магазин и аптеку.

Журналист «АиФ-Новосибирск» Алёна Иванова поучаствовала в одной из таких акций и узнала, как живут (или выживают?) новосибирские пенсионеры.

Чай, тушёнка и горох

В помещении фонда на ул. Зыряновской суетятся люди: продукты, купленные на средства спонсоров и благотворителей, нужно разложить по пакетам. В каждом наборе: горох (зелёный и обычный колотый), геркулес, молоко, растворимый морс, какао, печенье, чай, тушёнка, масло и яйца. В этот день волонтёрам предстоит развести по адресам 23 таких набора.

«Всего у нас 87 пенсионеров, - говорит куратор новосибирского «Добродомика» Юлия Штеменко. - Это люди, которые ходили когда-то в кафе и остались у нас в базе, а также те, кто звонит на горячую линию. В неделю успеваем «обслужить» 30-40 адресов».   

Оказывается и адресная помощь. Кому утюг починить, кому лампочку вкрутить, а кого - проводить в поликлинику. Иногда «Добродомик» помогает исполнить мечту: например, пожилому новосибирцу Михаилу Григорьевичу собрали деньги на баян. Проводят для пенсионеров и встречи, и фотосессии. Ведь многие из них одиноки и всё-таки главное, в чём они нуждаются – это простое человеческое общение.

Волонтёры – по большей части молодые семейные люди – поспешно разносят пакеты по своим машинам. На доставку продуктов они потратят весь выходной.

Фото: АиФ/ Алёна Иванова

«Если просто отдать деньги на благотворительность, не узнаешь, дошли они до адресата или нет, - рассуждает доброволец Павел Ботаев. - А тут видишь, кому помогаешь, видишь результат своей работы, слышишь слова благодарности от людей».  

Куратор Юлия обзванивает пенсионеров – предупреждает, чтобы ждали гостей. А после – и сама заполняет багажник продуктовыми наборами.

«Может, нет меня уже»

Первая пенсионерка, которой мы с Юлией доставим помощь, - 90-летняя Анастасия Михайловна Кобелева. Она живёт в небольшой, хорошо освещённой квартире, обставленной советской мебелью. Скромно, но уютно. Стены увешаны религиозными плакатами, в шкафу – грамоты, благодарности и медали за заслуги перед городом.

Женщина около двадцати лет трудилась на обувной фабрике, еще 15 лет была сотрудницей психиатрической больницы. Похоронила мужа и двоих сыновей, с тех пор одна.

Есть у неё 33-летний внук. Но он работает без выходных, ведь надо кормить четверых детей. Бабушка его почти не видит.

«Он иногда заходит минут на пять, - вздыхает Анастасия Михайловна. – Даже не звонит. Хоть бы спросил, как я. Может, нет меня уже».

С домашними делами, в силу возраста, она уже не справляется. Говорит, иногда помогают соседи. Мужчина из того же подъезда обещал самостоятельно установить ей окна. А со старыми холодно – уже в сентябре приходится включать обогреватель. 

«Одной тяжело, - плачет женщина. - Могла бы - сама всё делала: и выбелить, и вымыть. Других обидно просить. Но иначе не могу».

Предлагаем показать медали. Настроение Анастасии Михайловны меняется. Она раскладывает награды на столе, с удовольствием позирует с ними.  

Фото: АиФ/ Алёна Иванова

Хочется побыть с ней подольше, послушать рассказы, поддержать. Но время идёт – нужно двигаться дальше, к тому же помощи ждут и другие пенсионеры. Провожая нас, Анастасия Михайловна даёт Юлии шоколадку. Та, смущаясь, отказывается, но бабушка настаивает: ей важно отблагодарить человека хоть чем-то.

Руки заняты двумя костылями

Пока едем, Юлия рассказывает про следующую бабушку: «Мария Даниловна Ворожейкина, 85 лет. Тоже одинока. Ей трудно ходить, и она мне часто звонит. Я её возила в поликлинику, в соцзащиту. Знаю, что периодически соседи помогают ей дойти до магазина».

Дверь в квартиру открывает сгорбленная пожилая женщина. В комнатах темно, столы чем-то заставлены. Фотографии родных висят прямо на ковре у кровати. Пенсионерка рассказывает, что её супруг умер год назад, а дочь ещё в 89-м году уехала в Финляндию.

«Я работала на приборостроительном заводе 47 лет. Пока была молодая, ещё ездила к детям в Хельсинки, потом сил не стало. В 61-м году была признана инвалидкой. Позвоночник у меня сломан, лёгкого нет, желчного тоже, давление высокое, почки больные, сильный цистит. И по-женски была оперирована в онкологии», - перечисляет свои болезни пенсионерка.

Фото: АиФ/ Алёна Иванова

Мария Даниловна признаётся: одной жить тяжело и даже страшно. Говорит, якобы по ночам к ней приходят какие-то люди. Как попадают в квартиру – непонятно. Может, это сон, который помогает пережить одиночество?

А помощи почти нет – «вот только спасибо Юле». Можно, конечно, и самой дойти до магазина, но как потом нести пакет, если руки заняты двумя костылями?

«Зимой костыли проваливаются в снег, и я падаю носом в сугроб. Люди мимо идут, помощь предлагают. А чем они мне помогут? Ну встать помогут. А ноги-то мои нужны, чтобы идти».

Пенсионерка не отпускает представительницу «Добродомика» без подарка – даёт ей пудру – почти новую, но пролежавшую без дела десятки лет. В прошлый раз были винтажные тени. Юлия отмечает, что у неё дома уже ретро-коллекция презентов от подопечных фонда – можно музей открывать.

Ишемия, коронавирус, ампутация

Едем дальше. Третий случай особенно примечателен – женщине всего 53 года, но она не может встать с постели. Одной ноги нет ниже колена, вторая не разгибается.

Чтобы попасть в квартиру, нужно подняться пешком на пятый этаж. Дверь открывает 34-летний сын – единственный, с кем живёт Яна Владимировна Гладких. Мужчина сразу куда-то уходит, в разговоре не участвует. В комнате  хозяйки царит сумрак. Помещение плотно заставлено мебелью, окно закрыто шторами днём, вокруг висят картины, на потолке - роскошная люстра, у стены - искусственный камин. Женщина лежит на диване, обложенная сумками и пакетами со всех сторон. Рядом стоят ходунки. Инвалидной коляски в доме нет.

У Яны Владимировны два высших образования, она работала в Фонде содействия градостроительству финансовым директором. Однако здоровье подвело: одна из проблем - церебральная ишемия первой степени, из-за которой в сосудах образуются тромбы.

«Год назад я заболела коронавирусом, - объясняет своё состояние Яна Владимировна. - Началось осложнение в виде пневмонии. От сильного кашля тромб вытолкнуло в стопу. Она моментально почернела, и началась гангрена. Я потеряла сознание, температура поднялась до сорока. Очнулась в больнице – уже без ноги. Была бы в сознании, ни за что на такую операцию не согласилась. Лучше смерть».

Фото: АиФ

Вторая нога с тех пор не разгибается. С руками тоже не всё в порядке – одна кисть утратила чувствительность. Кроме того, у женщины было два инсульта, она страдает аутоиммунным заболеванием - красной волчанкой, перенесла порядка 20 операций. Итогом стала инвалидность первой степени.

Пять дней в неделю к ней приходит на четыре часа сиделка от соцзащиты. Помощь оказывают благотворительные фонды, что-то делает сын. Но не хватает Яне Владимировке активности. Хоть женщина и не может подняться, она мечтает работать.

«Я замучила центр занятости. Мне говорят: «Мы здоровых устроить не можем, а с вами что делать?». Я между прочим, могу быть репетитором русского языка и литературы. Или писать для газет и журналов за небольшой гонорар - любым деньгам была бы рада», - с уверенностью заявляет она.

Яна Владимировна настаивает, чтобы мы послушали её стихи, потом зачитывает вступление к поэме, которое начинается с вопросов: «Сколько в мире страданий, беспросветности, мук? Как могло это бремя стать деяньем самих человеческих рук?».

Прятала еду под подушкой

По пути к следующему пенсионеру Юлия делает остановку у кафе, мы берём обед в машину, чтобы не терять времени. Куратор пьёт кофе, держит связь с волонтёрами по телефону и одновременно рассказывает, как пришла в благотворительность:

«Когда я была маленькой, у меня прабабушка жила в другом городе, до которого от нас надо было ехать 800 км. Однажды нам позвонили её соседи и сообщили: оказывается, у нашей бабушки украли всю пенсию. Она голодала несколько месяцев, но не звонила нам и не просила о помощи. Когда мы сами связывались с ней по телефону, не жаловалась. Тогда мы поехали и забрали её к себе. А потом, живя у нас, она ещё полгода по привычке прятала еду под подушкой. И в тот момент я подумала: у неё есть дети и внуки, которые не могли помочь, а что с теми людьми, у которых никого нет?».

По мнению Юлии, пожилые люди - самый незащищённый слой населения. Считается, что у них есть пенсия и дети. Но мало кто задумывается, что среди них много одиноких и оказавшихся в непростой жизненной ситуации людей.

Скоро 1 октября – день пожилого человека. На неделе волонтёры добавят к продуктовым наборам свои подарки. Например, кружку, полотенце, салфетку или книжку. Присоединиться к акции может любой желающий. Свой презент можно отдать волонтёрам или доставить до адресата лично, забрав перед этим пакет продуктов из «Добродомика».

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах