Примерное время чтения: 5 минут
2173

«Самое сложное — увести всех от гроба». Ведущая похорон — о рабочих буднях

Наталья по образованию — филолог.
Наталья по образованию — филолог. / Густаво Зырянов / Сиб.фм

Чёрное закрытое платье, сдержанный макияж, на лице вуаль... В Новосибирском крематории в последний путь провожает покойных церемониймейстер Наталья Гордиенко. Зачем сибирячка выбрала необычную профессию и что тяжелее всего для неё в работе, она рассказала журналисту nsk.aif.ru

Сменила аудиторию на похоронный зал 

Наталья по образованию — филолог. Преподавала в одном из новосибирских вузов 11 лет. В какой-то момент почувствовала проблемы со здоровьем — стал пропадать голос. Наталья больше не могла громко читать лекции в аудитории.  

«После этого в моей жизни произошло ещё несколько тяжёлых событий, из-за которых я изменила свои взгляды и решила стать... церемониймейстером», — говорит Наталья, не вдаваясь в подробности.  

Справка АиФ
Церемониймейстер — организатор и распорядитель траурной церемонии. Вместе с заказчиком церемонии прощания специалист готовит сценарий траурной церемонии, а затем руководит ею.

Огромный зал. Плачущие родственники. Атмосфера давит. Каждая церемония длится 45 минут. Кажется, что это целая вечность. Сперва Наталья помогает родным опознать тело в гробу. Поочередно подводит родных к покойному, чтобы они убедились — это их человек. Смерть порой сильно меняет внешность человека. Не все из-за грима могут узнать своего коллегу или даже родственника. Наталье приходится искать родинки, татуировки и другие детали, которые помогают прощающимся осознать, кто лежит в гробу.  

Прощание проходит в Новосибирском крематории. Фото: Сиб.фм/ Густаво Зырянов

Церемониймейстер во время процессии говорит в микрофон. Но голос ведущего похорон должен быть при этом мягким, пробираться в душу каждого, кто пришёл в этот день попрощаться с человеком. Нельзя, что называется, контактировать с человеком «глаза в глаза». В основном, пришедшие на похороны плачут, но не все готовы это показывать открыто.  

В день, говорит Наталья, может проходить от 3 до 17 прощаний. Много это или мало? Судить не берётся. На ногах порой приходится стоять в течение всего рабочего дня, с 8 до 20 часов.  

Утро церемониймейстера начинается с распределения урн с прахом из печи по шкафам. Это те, с кем прощались накануне. Затем начинается подготовка к церемониям, которые пройдут сегодня. Заранее пишется текст. Обычно его передают Наталье заказчики похорон или нанятые авторы. Готовый текст церемониймейстер получает за 10 минут до прощания. За это время нужно успеть его прочитать. 

Сам процесс прощания может проходить как в тишине, так и под музыку. Здесь опять же учитывают мнение заказчика.  

«Из композиций часто выбирают классику. Но музыка бывает разная. Однажды выбирали рок-композицию», — отметила Гордиенко. 

Плачут и кричат 

Наталья отмечает, что одна траурная церемония не похожа на другую. За каждым лежащим в гробу телом — своя история, свой жизненный путь. Да и во время прощания пришедшие делятся личными воспоминаниями. 

Церемониймейстер говорит, что даже на похороны одинокого человека всё равно приходят те, кто проводят его в последний путь. Это волонтёры, дальние родственники, коллеги.  

«Да, были случаи, когда усопшему заказывали обряд коллеги по работе. Они пришли с цветами, купили венок, сказали много добрых слов. Представляете, при жизни у человека никого не было ближе коллег?» — вздыхая, говорит Наталья. 

Что самое сложное в работе церемониймейстера? На этот вопрос Наталья отвечает не задумываясь. Это тот момент, когда прощание подходит к концу и звучат слова: «Родные и близкие, пожалуйста, прощайтесь».  

«Людям очень сложно отойти от умершего. Мне в этот момент нужно закрыть лицо усопшего, тактично убедить семью завершить прощание. А дальше идёт загрузка гроба в кремационное оборудование. Тут ещё один тяжёлый момент для близких. Конечно, в этот момент близкие плачут. Некоторые не могут сдержаться и кричат: “Я больше тебя никогда не увижу!”», — вспоминает сотрудница крематория. 

Атмосфера в зале необычная. Фото: Сиб.фм/ Густаво Зырянов

Свою первую церемонию Наталья Гордиенко не запомнила. Была шокирована огромным залом, кучей людей, гробом в центре... Но прошло несколько похоронных обрядов — и Наталья научилась отстраняться от горя, по сути, чужих ей людей. Женщине не снятся те, кого она провожает в последний путь. 

Казалось бы, другой банальный вопрос от журналистов для церемониймейстера: боится ли она смерти? 

«Все мы смертны. В какой-то момент и я перестала боятся смерти. С осознанием этого нужно научиться жить, а здесь и сейчас — радоваться, любить и ценить жизнь», — отмечает Наталья.  

Семья и друзья собеседницы поначалу удивлялись месту её работы, но затем привыкли. Некоторые, кто просил у Натальи помощь в прощании с родными, становятся её хорошими знакомыми, считают её другом семьи, который поддержал в трудную минуту скорби. И обращаются за помощью к ней снова. 

Отвлечься от работы Наталье помогает, конечно же, отдых в кругу близких, друзей. Восстановить силы, в том числе душевные, сибирячке помогает бассейн, природа и прогулки на свежем воздухе. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ-5 читаемых


Самое интересное в регионах