Примерное время чтения: 16 минут
299

Врачи в ЛНР и дефицит кадров: глава Минздрава НСО Хальзов об итогах года

Денис Винокуров / Сиб.фм

Сколько больниц построено в 2023 году? От какой болезни чаще всего умирают жители региона и испытывает ли медицинская сфера дефицит кадров? Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью медиахолдингу Сиб.фм Group рассказал министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.

— Константин Васильевич, как вы оцениваете уходящий год для здравоохранения Новосибирской области? Назовите, пожалуйста, ключевые события и достижения.

— Если кратко, то это, наверное, первая пятилетка национального проекта «Здравоохранения». Нам удалось достичь практически всех показателей - это главный результат. У наших коллег из Минстроя, например, оценка эффективности деятельности складывается на основе сданного количества метров жилье, километров дорог. Все целевые показатели оценки работы нашего министерства в рамках национальных проектов оцениваются не на основании введённых объектов, а по здоровью населения. И вот здесь прямая следственная связь, и она даётся непросто. Потому что всё, что мы сделали в онкологии, кардиологии должно быть подкреплено соответствующими результатами. Не построили перинатальный центр и ввели его в работу, а именно каких достигли результатов с точки зрения младенческой смертности. Если мы всё делали верно, то в течение этих пяти лет наши целевые показатели должны быть позитивными с точки зрения здоровья населения и народосбережения. И вот, наверное, главный результат этих пяти лет в том, что по всем направлениям у нас абсолютно положительная динамика. Более того, могу сказать, что по итогу 2023 года мы превысили все целевые показатели доковидного 2019 года, от которого идёт отсчёт. 

— Если мы уже начали вопрос об объектах системы здравоохранения, то скажите, пожалуйста, сколько всё-таки было их построено в 2023 году и что ожидать в следующем? 

— У всех на слуху семь поликлиник, которые строятся на принципах государственно-частного партнерства (ГЧП). Уже в 2019 году мы поняли, что без инфрастуктуры мы не достигнем тех показателей развития первичной медико-санитарной помощи, к которым мы стремимся, и которых от нас требует государство. Поэтому через два года был принят национальный проект «Развитие первичной медико-санитарной помощи», в котором несколько направлений: строительство новых объектов, закупка медицинского оборудования, закупка автотранспорта. Мы для себя решили, что нужно строить новые объекты, и как раз заключили соглашение ГЧП.

Встреча по итогам 2023 года.
Встреча по итогам 2023 года. Фото: Сиб.фм/ Денис Винокуров

Программа была рассчитана на Новосибирскую область и когда мы в конце 2018 года провели аудит, то поняли, что  рамках Новосибирска и Новосибирского района, Краснообска, Оби, разобщённость оказания медицинской помощи и сильный негатив со стороны населения в плане недоступности медпомощи непосредственно по месту жительства. В этом году мы открываем учреждения здравоохранения первичного звена в Новосибирском районе — это Криводановка, Марусино, станция Мочище. Это современнейшие медицинские учреждения, мы видим, какой позитивный отклик сегодня идёт от жителей этих районов. Одно из последних, что мы сейчас открыли, — это врачебная амбулатория в посёлке Кудряши. Тоже очень довольны жители. Уже получаем лицензию в посёлке Садовый около Пашино, идет сдача в Мичуринском. Недавно открыли с министром супер поликлинику в посёлке Краснообск. Чтобы вы понимали, население Новосибирского района — 100 тысяч человек и вот то маленькое медицинское учреждение, поликлиника, которая располагалась в Краснообске, она должна была обслуживать все эти 100 тысяч. Сегодня мы создали сеть медицинских организаций. Первое учреждение открыли в 2021 году в Верх-Туле, сейчас получаем лицензию на поликлинику в Довольном, планируем ее открыть в первых числах января.

Еще в Новолуговом и в Каменке до конца года начнут функционировать новые медицинские учреждения. Это абсолютно новые объекты, они укомплектованы в соответствии со стандартом, полностью с оборудованием. 

Там, где открываются новые медицинские организации, укомплектованность очень высокая. Например, в Краснообске люди уже ждали открытия поликлиники, чтобы трудоустроиться. Почему? Потому что только с момента ввода в эксплуатацию можно изменить штатное расписание, принять людей под те новые задачи, функции, которые есть непосредственно в этих медицинских организациях. Очень много специалистов появится в новых объектах, которых раньше не было. 

Кроме этого, заканчиваем строительство операционно-реанимационного корпуса в больнице №34. В районах заканчивается строительство третьей очереди Маслянинской ЦРБ. На самом деле практически все уголки нашей области задействованы в той или иной строительной деятельности. Не берем во внимание уже ФАПы, которых в этом году сдается около 25.  

Сегодня существует такой интегральный показатель, который мониторируется Правительством Российской Федерации, называется «Удовлетворенность оказания медицинской помощи». Он был внедрён в 2022 году, и этот показатель на сегодняшний день в районе равен 45% при целевом значении для нашей области 38%. Мне кажется, это говорит о том, что те долгосрочные решения, которые были приняты на территории региона, верные. 

— Если говорить о лечении тяжёлых заболеваний в регионе, то что бы вы назвали первым по количеству заболевших?

— За основу надо взять то, что занимает первое место по смертности, - это сердечно-сосудистые заболевания. Есть две большие составлющие работы в этом направлении: это борьба с неотложными состояниями, которая возникает, и работа с пациентами, которые переживают острые сосудистые состояния катастрофы и потом переходят в разряд диспансерной группы, которых необходимо контролировать, лечить, наблюдать для того, чтобы не состоялась повторная сосудистая катастрофа, либо чтобы не было прогрессии заболевания. В первую очередь я говорю об инфаркте и инсульте. Если в 2018 и 2019 годах, когда мы только начали заходить в нацпроект, у нас было в регионе всего два сосудистых центра, то на конец 2023 года их будет уже девять. Доступность по оказанию помощи этим пациентам увеличилась в разы, что сказывается на показателях смертности от инфаркта и инсульта. 

— Объявлялись ли закупки в этом году лекарств для пациентов со СМА. Его закупают персонально под пациента?  

— Вы, наверное, знаете, что есть фонд «Круг добра» (фонд поддержки детей с тяжёлыми жизнеугрожающими и хроническими заболеваниями, в том числе редкими патологиями, - прим. ред.), он взял на себя обеспечение детей высоко затратными лекарственными препаратами. Очень важный момент, когда в процессе обследования появляется такой ребёнок, то до момента, когда за федеральные деньги будут куплены лекарственные препараты, все издержки на себя берет субъект, чтобы максимально быстро обеспечить пациента лекарственным препаратом. Мы один из немногих субъектов полностью обеспечиваем за счёт средств нашего бюджета около 18 пациентов.  

— 18 взрослых со спинно-мышечной атрофией? 

— Да, это взрослые.

— А дети?

— Дети все идут сегодня на терапию за счёт «Круга добра». 

— Часто по телевидению мы видим объявление о сборе средств на лечение людей с тяжёлыми заболеваниями, на операцию детям или взрослым, почему так происходит? Где заканчиваются возможности и полномочия государственных учреждений и почему, как вы считаете, такое количество сборов? 

— Если ещё четыре года назад, наверное, это было допустимо, то на сегодняшний день доступны все виды помощи и лекарственного обеспечения. Нас постоянно проверяют федеральные медицинские центры по направлениям, буквально на позапрошлой неделе был центр Рогачёва (НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева – ведущий специализированный центр, принимающий на лечение детей со всеми заболеваниями крови, злокачественными опухолями, наследственными синдромами, иммунодефицитами и иными тяжелыми заболеваниями, - прим. ред.) он проверял, как в регионе организовано оказание онкологической помощи детям, и они сказали, что всё необходимое в центре есть.

Соответственно, когда возникают сборы, мы их перепроверяем, и, как правило, в большинстве случаев всю необходимую помощь можно получить в рамках оказания медицинской помощи в том или ином федеральном центре. 

— Родители же это знают? Как это выстроено?  

— Когда к нам обращаются и мы понимаем, что тот или иной вид помощи сегодня организован, то мы даём направление в ту или иную медицинскую федеральную организацию, которая полностью обеспечивает пациента всем необходимым. Сегодня на территории Российской Федерации производятся любые хирургические манипуляции. Многого из того, что есть у нас в стране, нет и в Европе. 

Фото: Сиб.фм/ Денис Винокуров

— С какими проблемами лично к вам как к министру обращаются жители региона? 

— Я стараюсь проводить личные приёмы каждую неделю. Понятно, что не все сегодня совершенно и идеально, поэтому ко мне обращаются, когда не могут получить какую-то помощь или разобраться в каких-то сплетениях между медицинскими организациями. Чаще всего это касается первичного здравоохранения. Очень часто ко мне обращаются с просьбой: «Я хочу этот лекарственный препарат, а мне дают другой». Сегодня все лекарственные препараты закупаются в рамках МНН (Международное непатентованное наименование, - прим. ред.). То есть базовое действующее вещество у всех лекарств одинаковое, но названия разные. Поэтому часто бывает, что пациент приходит и говорит: «Я принимал этот препарат, а мне сегодня выдали другой». При этом им тоже самое объясняют руководитель медицинских организаций, но, возможно, пациенты хотят это от меня услышать, и им это еще раз объсняю. 

Для того, чтобы получить лекарственный препарат непосредственно по названию, необходимо провести врачебную комиссию, которая подтвердит, что у пациента именно на этот медикамент есть то эффективное действие, которое он оказывает, а другой не оказывает, либо есть какие-то побочные эффекты. Если такие факторы имеют место быть, тогда всё должно идти в информационную систему Росздравнадзора, потому что это говорит о качестве препарата. Здесь целый механизм и мы просто не можем себе позволить для каждого человека делать отдельные торги. 

Второе - получение высокотехнологичной помощи в федеральных центрах. Нам повезло, что у нас так много федеральных центров. Количество людей получивших ВНП - плюс 25%.

— Дефицит каких медицинских кадров у нас есть в области и что делается для того, чтобы его восполнить? Растут ли зарплаты медработников?

— Дефицит, конечно, есть. Кадровый вопрос входит в тройку наиважнейших. Сейчас те, кто выпускаются из медицинского университета, имеют право работать только участковыми врачами. С некоторых пор очень активно распространяется целевой набор, по итогам этого года несколько человек поступили на целевой набор. То есть по нашему списку выдаются целевые места для лучших выпускников, которые потом должны вернуться и отработать. 

На сегодняшний день не хватает в первую очередь участковых терапевтов и педиатров. Кроме этого, в приоритете и узкие специалисты. Мы, как государственное учреждение, строго исполняем дорожную карту, которая идет по поручению президента. Сейчас у нас целевой показатель по зарплате медсестры, младшего медицинского работника – 52,5 тысячи рублей, по зарплате врача – 105 тысяч рублей. 

— В последнее время, по словам наших читателей, среди медиков увеличилось количество мигрантов. Скажите, это какая-то тенденция?

— Насчёт тенденции я не знаю, но если к нам приезжают жители других государств, которые получили гражданство, и подтвердили свой диплом, то почему бы и нет. По «Земскому доктору» (программе поддержки медицинских работников — врачей и фельдшеров, которые готовы переехать в сельскую местность и отдаленные районы, - прим ред) у нас таких специалистов очень много. Если они компетентные, грамотные, получили все необходимые разрешительные документы, то пусть работают на благо наших жителей.  

— Стало ли меньше жалоб на работу скорой помощи за последние три месяца? С чем это связано, какие были приняты решения для улучшения работы этой службы? 

— Жалоб стало намного меньше, их сейчас практически нет. Был период в августе и сентябре, когда был поток жалоб, мы сами не до конца понимали, с чем это было связано. Мы разбирали каждый случай. Сейчас, как мне кажется, налажено взаимопонимание и взаимодоверие между руководством и коллективом, я вижу, что есть подвижки плюс произошло пересмотрение системы. Сегодня все делается для создания комфортных условий для сотрудников. 

Были вопросы и к работе информационной системы, на сегодняшний день найдены варианты её доработки, что позволит улучшить многофункциональность. Кроме этого, вопрос был и в новых машинах. Я думаю, что на следующей неделе мы передадим ещё 30 машин, которые закупили на средства бюджета для станций скорой помощи города Новосибирска. Со всех сторон контролируем и курируем скорую помощь. Коллеги были в Москве, набирались опыта, приехали с горящими глазами, хотят внедрять то, что увидели. У нас стоит задача - иметь лучшую скорую помощь в России. Думаю, комплекс мер, который мы провели и проводим, позволит нам достигнуть этого. 

— Испытывает ли наш регион дефицит каких либо препаратов из-за санкций? 

— По последним данным, которые приводит минздрав, почти 90% лекарственных препаратов производится в России. Я каждый понедельник докладываю по льготному лекарственному обеспечению, вопросов нет, все препараты есть, они закупаются и поставляются.

— Назовите болевые, на ваш взгляд, точки здравоохранения в Новосибирской области? 

— Если мы будем заниматься профилактикой и люди это поймут, то, возможно, у нас будет меньше поводов обращаться за медицинской помощью, поэтому я на первое место поставил бы именно её. Это больше не к здравоохранению, а к жителям Российской Федерации, Новосибирской области. Нужно проходить профосмотр, диспансеризацию и заботиться о своём здоровье. Банально, просто вовремя принимать лекарственные препараты, если они тебе их прописали.

Например, доказано нашими учеными, что если после инфаркта не принимаешь лекарственные препараты, то состоится повторный инфаркт. А если принимать лекарственные средства, то есть заниматься профилактикой, то не будет повторного инфаркта, возможных осложнений и летальных исходов. А можно вообще до этого не доводить и вовремя выявить у себя артериальное давление. Что такое артериальная гипертензия? Это повышение артериального давления, которое сразу сказывается на сердце, это поджелудочная железа и сахарный диабет. Казалось бы, просто высокое давление, а если его не корригировать, то это бьёт по всем органам. А в каждом органе есть своё заболевание, которое также может привести к осложнениям. 

Необходимо проходить диспансеризацию. Количество выявленных случаев рака первой, второй стадии сейчас, кажется, около 60%. Из 10 случаев шесть мы выявили в той стадии, когда любые мероприятия, любое лечение приведёт к выздоровлению. В этом году на профосмотрах выявили порядка 700 человек с онкологией. Это очень большая цифра. Всё практически первая, вторая стадия. Поэтому на первое место я бы поставил профилактику, на второе я поставил бы кадры, потому что, наверное, идеальная модель, это когда у нас будет 100% укомплектованность, и каждый будет работать на одну ставку.

— Депутаты обсуждают законопроект о запрете абортов в частных медицинских учреждениях. Как вы к этой инициативе относитесь? 

— Всегда есть медицинские показания и им нужно чётко следовать, в том числе и с возможным абортом. Что касается каких-то социальных нюансов, нужно разбираться индивидуально. Врач должен подсказать, направить женщину, оценить ситуацию, помочь пациентке. Но в любом случае всегда останутся медицинские показания, поэтому полностью исключить аборты нельзя. Хочется, чтобы частные клиники, которые входят в систему ОМС, оказывали все услуги, которые в нее включены, так как это делается за счёт фонда обязательного медицинского страхования.

— В СМИ нередко появляются публикации о смерти пациентов в больницах. Родственники обвиняют медицинский персонал в халатности. Следователи, прокуратура начинают проверки, а какие мероприятия проводит минздрав? Какая схема действий? 

— В случае возбуждения уголовного дела мы проводим ведомственный контроль. Любая смерть рассматривается группой специалистов, которая работает в медицинском учреждении. Проводится клинико-анатомическая конференция, приглашаются сотрудники кафедр, главные специалисты и всё это рассматраивается довольно досконально и дотошно. Для чего это делается? Для того, чтобы в будущем в похожей ситуации сделать всё, чтобы максимально сохранить человеку жизнь. После первого этапа, когда оценивается проведенная работа медицинского учреждения, при необходимости минздрав принимает решение о проверке внешнего контроля. Ни один случай он не проходит без контроля. 

Фото: Сиб.фм/ Денис Винокуров

— Ещё есть вопрос, не можем его не задать. О врачах новосибирских, которые работают в ЛНР… 

— Ранее мы проводили в Беловодском райне ЛНР профосмотр и диспансеризацию — тогда у нас работало около 11 человек. Сейчас там работают три специалиста — хирург, акушер-гинеколог и реаниматолог. В зависимости от заявок мы добавляем других специалистов — скоро ещё один отправится. 

— С чего начинается и чем заканчивается день министра здравоохранения?

— Работой начинается, работой заканчивается. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ-5 читаемых


Самое интересное в регионах