172

«Выгнала жена». Кто попадает в приют для бездомных в Новосибирске?

Густаво Зырянов / АиФ

С наступлением холодов в приюты для бездомных поступает больше людей, чем обычно. Центр социального обслуживания на ул. Посёлок Восточный в Новосибирске не является исключением. Здесь осенью и зимой увеличивается проходимость: она может вырасти от 50 до 100 человек в месяц. Одни приходят и уходят, другие остаются. Но кто именно попадает в приют и почему, как люди лишаются крова? Это попытался выяснить «АиФ-Новосибирск».

Как помогают бездомным

«В здании – около семидесяти постояльцев, - рассказывает администратор приюта Богдан Жученко, встретивший журналистов на входе. - Люди сюда попадают через храмы, семинарии, объявления, визитки, сарафанное радио. Ещё у нас есть акция: мы кормим бездомных на вокзале и в Нарымском сквере. Так они узнают, что можно обратиться к нам».

Центр – Епархиальный, здесь же находится Храм во имя святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского. Всех постояльцев приглашают на службы. «Мы не настаиваем на участии, но напоминаем, по какому расписанию они проходят», - отмечает Богдан.

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

В некоторых помещениях двухэтажного здания идёт ремонт – хозяева работают над улучшением условий. Приют существует за счёт средств спонсоров, благотворительности и личных финансов владельца.

«Мы предоставляем кров, питание, восстанавливаем документы, - поясняет Богдан уже у себя в офисе. - Прихожане храма тоже помогают. Они ухаживают за маломобильными людьми, возят их по делам, например, по вопросам оформления инвалидности или пенсии. Также мы можем ходатайствовать, чтобы человека не штрафовали за отсутствие документов».

Кто попадает в приют

По словам администратора, чаще всего люди оказываются на улице «от безответственности по отношению к себе». Бессмысленно было бы скрывать, что нередко причиной становится алкогольная зависимость. Некоторые приехали на заработки в большой город и были обмануты работодателем. Кто-то остаётся без всего и начинает с горя пить, усугубляя своё положение.

Часть постояльцев – люди, вышедшие из мест лишения свободы и во время заключения по разным причинам потерявшие собственность. У кого-то умерли родители, и квартира отошла другим людям, кого-то не пустила домой жена. Есть те, кто вышел на свободу и подписал документы на собственность мошенникам.

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

«К нам попадают люди от 30 лет и старше, - говорит Богдан. - Недавно поступила бабушка, которой больше 80-ти, она ветеран труда. У неё умерли дочь и сын, другой сын уже 30 лет сидит в тюрьме, а ещё одному она не нужна – он сам пенсионер. Бабушка жила в Убинском районе. У неё там есть свой дом, но помогать некому. Кто-то должен топить, снег убирать, а она уже не может. В итоге попросилась к нам через Дом Ветеранов».

«Поругался с женой и запил»

В комнатах, где живут постояльцы, стоят двухъярусные кровати. Все одинаково заправлены. Есть телевизор, шкафы, тумбочки, табуретки. У окна находится кровать сотрудника администрации приюта и в то же время его постояльца Романа Никифорова.

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

Он признаётся, что попал сюда из-за проблем с алкоголем: «Я поругался с женой, съехал на съёмную квартиру, и стал выпивать. Вскоре лишился работы. А тут ещё проблемы со здоровьем начались, и я попал в больницу. Хозяйка квартиры увидела, какой у меня бедлам, и больше меня туда не пустила. Ни семьи, ни денег, ни работы. Однажды я сидел на лавочке, весь грязный, лохматый и не знал, куда идти. В приют я попал по просьбе моей матери, которая живёт в Кемеровской области. Она узнала о моих проблемах и позвонила в центр социального обслуживания. В общем сотрудники приюта связались со мной сами».

«Сын не пустил домой»

Другой постоялец Андрей Рузиев работает здесь вахтёром. Он сидит за столом в холле и почти не двигается из-за проблем с ногами. «У меня ещё со школы болит колено, а после инсульта стало совсем трудно ходить, - поясняет он. - Сейчас жду операции по замене коленных суставов. После этого должно быть легче».  

Он получил высшее образование в Сибстрине, работал в Сибакадемстрое, уезжал трудиться на север, некоторое время жил в Канаде и Германии. Несколько лет был на заработках в Москве. Супруга умерла 15 лет назад, остались двое детей – дочка и сын. Они давно взрослые. Дочь снимает жильё, а сын женился, обзавёлся своими детьми.

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

«После Москвы я съездил в Ташкент, там у меня есть квартира, в которой я делал ремонт. Затем вернулся в Новосибирск, думал, пообщаюсь с детьми и внуками. Но на вокзале меня никто не встретил. По телефону сын сказал прямо: «Мы не хотим, чтобы ты с нами жил». Изначально у меня со снохой отношения не складывались, а потом и он к ней присоединился. Вернуться в Ташкент не могу, так как границы сейчас закрыты. Некоторое время я жил на вокзале, где снимал комнату посуточно, случалось, и на улице ночевал. Мне даже какие-то незнакомые люди помогали. А потом узнал про этот приют».

«После развода ушла из дома»

Живёт здесь и Наталья Королёва – не певица, а бывшая офисная сотрудница и продавец. Возраст у неё ещё не преклонный, но ходить она вынуждена с двумя костылями. В епархиальном центре женщине помогли оформить инвалидность, и сейчас её тоже ждёт операция на ноге.  

Фото: АиФ/ Густаво Зырянов

«Я разошлась с мужем и стала снимать жильё отдельно. С ним остался мой сын. Потом бывший супруг умер, и ребёнок стал жить со свекровью. Квартира принадлежала нам с мужем. Я на её часть не претендую – пусть достанется сыну», - говорит Наталья Королёва.

Она утверждает, что потеряла работу из-за проблем с ногами - её деятельность требовала передвижений. В итоге женщина не смогла платить за жильё и пришла в приют.

У всех троих есть мечты и цели. Роман хотел бы снова встретиться с семьёй, которая живёт сейчас в Москве, но пока не готов наладить с ними контакт – говорит, что сначала надо «достигнуть уровня». Андрею важно сделать операцию на ноге, а потом можно уехать в Ташкент. А Наталья мечтает пройти курсы по психологии и помогать людям.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах