653

Дочь врага народа из Новосибирска помогает малолетним преступникам

«Аиф на Оби» № 51 17/12/2013

Дети войны

Мастерить игрушки, шить новогодние костюмы Лидия Паленко научилась в техникуме. А вот писать стихи, песни и сказки — ни в школе, ни в университете этому не учат. Это само приходит. Бабушка признаётся, что тяга к творчеству появилась после Победы 1945 года. Тогда Лиде было 9 лет. Она прекрасно помнит, как встречала отца, который при зрении минус 5 прошёл всю войну до самого Берлина. И вернулся героем —  вся грудь в орденах и медалях.

«После войны дети так радовались и гордились своими отцами, вернувшимися с фронта, — вспоминает Лидия Дмитриевна, — что в благодарность часто устраивали для них концерты — пели и плясали, славили в своих песнях Победу».

Много лет я участвовала в самодеятельности. Кем бы мне ни приходилось работать: швеёй или воспитательницей в детском саду, я всегда занималась общественными делами. Ходила по домам детства, общалась с малышами, устраивала им праздники, дарила подарки. Ведь кто-то же должен этим заниматься! Как-то я приходила в детдом № 161, учила деток танцевать, водить хороводы. Вроде ничего особенного. Но спустя два месяца я заглянула вновь. Как только ребятишки увидели меня в окно, то сразу выбежали на крыльцо и стали повторять движения, которые я им показывала, представляете? Значит, они столько времени помнили и ждали! Получается, мои старания не прошли даром!»  

Также Лидия Дмитриевна переняла ещё в детстве от мамы тягу к рукоделию.

— Во время войны мы пытались уехать в Казахстан к тёте, — продолжает она. — В то время люди неделями жили на вокзале и дожидались своей очереди за билетами — с транспортом было туго. Но моя мама подошла к кассе и говорит: «Скажите, пожалуйста, какие глаза у кассира?» Все начали смеяться над ней. Война идёт, а она интересуется чьими-то глазами! Но кто-то смилостивился и ответил: «Голубые». Мама тут же достала голубую шерсть и за сутки связала шарф, варежки и воротник. А наутро постучалась к кассиру и говорит: «У меня трое детей и у мамы ноги не ходят, помогите, пожалуйста, с билетами, вот вам подарочек».

Тогда был страшный дефицит буквально на всё. Поэтому кассир согласилась принять подарок и выдала нам билеты вне очереди! Так моя мама никогда не стояла в бесконечных очередях ни за какой справкой. Она смотрела, какие глаза у человека, и вязала для него вещи. Любая справка была готова за минуты. Может, вы скажете, что это плохо? Но сухая ложка рот дерёт. Так устроен мир… 

Строчки из острога

Особенно трепетное отношение у Лидии Дмитриевны к детям «из подвала, с вокзала». Она всю жизнь регулярно приходила в исправительные учреждения для малолетних преступников, чтобы подарить им вещи, сделанные своими руками. Лидия Паленко считает: «Таким детям не нужно читать мораль и пытаться пристыдить. Ведь этим и так активно занимается общество. С ними нужно поговорить ласково, приголубить, вот душа-то и отогреется. Вряд ли родители читали в детстве им сказки на ночь или просили их рассказать стихотворение у новогодней ёлки!»

Лидия Дмитриевна своими весёлыми прибаутками пытается хотя бы ненадолго разрядить обстановку в колонии. Сказочница защищает «трудных детей», потому что её тоже в детстве считали трудной.   

— Через десять месяцев после того, как отец вернулся с фронта, — вспоминает она, — нашему папе, герою войны, приписали «халатность» (он тогда работал бухгалтером на производстве) и посадили на 10 лет! Не знаю, возможно, он попал в немилость за то, что бабушка нас с братом покрестила, а, может быть, ещё за что-то…Тогда многих сажали «за три колоска». Но я уверена, мой отец был не виновен. С тех пор я стала считаться дочерью врага народа. В школе меня унижали за это и одноклассники, и учителя. Но я не унывала. Писала письма отцу в острог, посвящала ему стихотворения.

В то время мама Лидии работала в столовой рядом с колонией. Дочка приходила ей помогать. В обед приводили женщин-заключённых из другой половины тюрьмы. Пока маленькая Лида разносила хлеб, они засовывали ей в рукава письма, а охрана делала вид, что не видит этого. Когда мимо столовой проводили колонну заключённых мужчин, они из скрещённых за спиной рук выбрасывали на снег весточки, которые Лида потом подбирала и несла на почту. Получается, что она была их тайным почтальоном.  

— Заключённые мне шепчут: «Отнеси это на почту», — говорит Лидия Дмитриевна, — и я несла. Почему я это делала? Так и мой отец сидел! Мне было всех жалко, я понимала, как они тоскуют по семье. Хоть милиционеры закрывали на это глаза, от общества-то ничего не скроешь! Доброжелатели доносили в школу, что Полено (так меня дразнили) знается с преступниками. Репутация у меня была дурная. Но я не могла отречься от своего отца в угоду обществу.

И сейчас 77-летняя Лидия Дмитриевна не теряет оптимизма и старается приласкать чужих детей, что попали в тяжёлый жизненный переплёт. При поддержке церкви иконы Божией Матери Абалацкой Лидия Паленко записала диск с собственными сказками, а также выпустила книги и раскраски, которые дарит детям из детских домов и исправительных учреждений. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах