Примерное время чтения: 6 минут
1186

Визажист для мёртвых. Жительница Новосибирска делает макияж покойникам

Густаво Зырянов / Сиб.фм

Жительница Новосибирска Наталья Максимова работает танатопрактиком – готовит тела умерших к церемонии прощания: делает покойникам макияж, причёску, подбирает одежду, реставрирует и бальзамирует тело. Как сибирячка выбрала необычную профессию и сколько стоит визаж для мёртвых – в материале корреспондента nsk.aif.ru  

Из детского сада в крематорий

Наталья Максимова более 30 лет работает в медицинской сфере. После получения диплома трудилась в отделении торакальной хирургии одной из больниц (хирургия органов грудной клетки – прим. АиФ-Новосибирск). Позже устроилась медсестрой в поликлинику, а еще через несколько лет – пошла работать медиком в детский сад.

Героиня публикации рассказывает, когда на рынке труда был дефицит вакансий для медиков в 2003 году, ей предложили освоить новое направление. Так она получила второе медицинское образование и стала работать в морге лаборантом-гистологом. Проводила его совместно с врачом исследование тела умерших пациентов, а также занималась административной работой. 

«Для работы в морге не требовалось специального обучения. Потому что это относится к сфере обслуживания, а не медицины. Но для меня важно развиваться в профессиональном плане. Так я начала осваивать танатопрактику – готовить тела умерших к церемонии прощания. Благодаря моему наработанному опыту работы Новосибирский крематорий заинтересовался кандидатурой универсального специалиста, работавшего в патологоанатомическом отделении больницы и с опытом танатопрактика. С 2012 года здесь я делаю макияж усопшим», - рассказывает героиня публикации.

Рабочий день визажиста для мёртвых  

Профессия Натальи Максимовой довольно жуткая, на которую не каждый осмелится. По её словам, работа танатопрактиком – спокойная, но требует сосредоточенности. Сибирячка признаётся, что когда работала в больнице и детском саду с живыми людьми, то тратила больше сил и нервов, чем в крематории с мёртвыми.

«Мы не относимся к касте неприкасаемых. Наша работа — смягчить горе, подготовить тело к церемонии прощания. Это один из видов услуг. Клиенты или знакомые у нас часто спрашивают, едим ли мы на рабочем месте. Да, питаемся в специально отведённом помещении», — говорит Наталья.

Рабочий день визажиста для мёртвых начинается в 8:00 и заканчивается в 20:00 по графику 2/2. Сначала Наталья занимается подготовкой спецодежды: маска, очки, халат, перчатки. На жилетке танатопрактика закреплена брошь в виде головы Анубиса — древнеегипетского бога погребальных ритуалов и мумификации.

«На стол к танатопрактику может попасть тело, поражённое коронавирусом, ВИЧ, СПИДом или другими заболеваниями. Тогда требуется надеть респиратор или противогаз, чтобы обезопасить себя. А само тело после макияжа помещают в специальный бокс. Мы его называем экраном. Через него родственники могут взглянуть на усопшего в последний раз», - рассказывает танатопрактик.   

После подготовки спецодежды Наталья изучает заказы на день и проверяет наличие тел. Затем приступает к дезинфекции трупов и гробов. Если тело привозят в крематорий прямо перед церемонией прощания, то макияж может занять не более 15 минут. Но в некоторых случаях подготовка может затянуться на несколько дней – когда нужно сделать бальзамирование, а затем нанести макияж и подобрать одежду усопшему.

В работе танатопрактик применяет хирургические инструменты, профессиональную и декоративную косметику — всё, что требуется для реставрации и создания эстетического вида.

«После происшествий, связанных с транспортом, обычно большие и заметные деформации тела. Самый сложный случай в моей работе — однажды привезли тело мужчины, попавшего под поезд. Требовалась реставрация черепа, лицевого скелета и мягких тканей. Затем необходимо было скрыть швы и нанести грим», — рассказывает Наталья.

Фото: Сиб.фм/ Густаво Зырянов

Мёртвых детей тоже красят

Танатопрактик признаётся, что психологически сложнее всего работать с телами детей, аж сердце сжимается, когда в крематорий привозят крохотное тело. Иногда приходится гримировать даже недоношенных малышей.

«Это нелегко, но работать с телами детей тоже обязанность танатопрактика. И как бы нам ни было тяжело, родителям и родственникам гораздо хуже. И им станет легче, если внешний вид усопшего на прощании не будет шокировать», — считает героиня публикации.

Смерть как итог жизни

По подсчётам Натальи Максимовой, за последнее время число заказов на танатопрактику в Новосибирском крематории значительно увеличилось. Иногда прощания проводят одновременно в двух-трёх залах, при этом визажист для мёртвых за день заступает один на смену. К работе Наталья Максимова привыкла. Говорит, что к смерти относится как к итогу жизни. По её словам, танатопрактик не изучает в судьбу умершего. Задача этого специалиста нарядить к церемонии прощания.

«Смерть – это закономерность. Рано или поздно она придёт к каждому из нас. Работники крематория не заостряют на этом внимания. Все они милые, открытые люди. Понимают, что жить надо здесь и сейчас. Следует быть довольным собой и просто делать свою работу», — поделилась Наталья.

Кстати, услуга танатопрактика недешёвая. Средний комплекс с простым макияжем стоит 5900 рублей. По желанию заказчик может выбрать тональный крем или помаду для макияжа усопшего. 

«В любом случае церемония прощания — не время для эпатажа. На мёртвом теле вся яркая косметика выглядит вульгарно», — поделилась посмертный гримёр.

Наталья Максимова говорит, что работа танатопрактиком изменила её характер, она перестала волноваться по пустякам. Главное в этой работе – стрессоустойчивость. А мёртвые танатопрактикам не снятся. Это всё предположения людей, не относящихся к работе в сфере ритуальных услуг, подытожила героиня публикации.

Ранее АиФ-Новосибирск рассказывал о том, как готовят к церемонии прощания тела погибших на СВО.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ-5 читаемых


Самое интересное в регионах