388

Олимпийское закулисье Новосибирска

Ирина Гувакова / АиФ

Допинговые скандалы двадцать вторых Олимпийских игр начались ещё до начала состязаний. Например, дисквалифицировали российскую биатлонистку Ирину Старых, потому что её пробы, взятые в рождественскую и новогоднюю паузы, показали положительный результат. О том, может ли сегодня спортсмен выиграть старт только своими силами, без применения запрещённых препаратов, мы говорим с антидопинговым комиссаром, заведующей медико-биологическим отделением Сибирского регионального центра спортивной подготовки Ириной Гуваковой.

У каждого спортсмена свой срок восстановления. Фото: АиФ / Ирина Гувакова

За что дисквалифицируют?

— Сегодня спортсмены могут быть дисквалифицированы из-за применения таких, казалось бы, безобидных препаратов, как фуросемид. Почему так происходит?

— Фуросемид был запрещён всегда, как и другие мочегонные. С того момента, как мы приняли антидопинговый кодекс, появился запрещённый список мочегонных средств, которые нельзя применять как во время соревнований, так и во время тренировок. Мочегонные запрещены не как стимуляторы, а как агенты, которые маскируют другие допинговые средства. Тот же фуросемид используют для того, чтобы скрыть применение анаболических стероидов.

Но немногие понимают, что такое допинг. Это нарушение одного или нескольких правил антидопингового кодекса. Одно из них — наличие запрещённого препарата в организме спортсмена. Также запрещены попытки применения препарата, его перевозка и хранение. Нарушениями считаются уклонение от допинг-контроля, пропущенные тесты, заведомо неверная информация о своём местоположении. Всё это влечёт за собой определённые санкции, в том числе и дисквалификацию.

Сейчас вводится в обращение биологический паспорт спортсмена. Он состоит из трёх частей — гематологический, стероидный и эндокринный паспорта. Пока у спортсменов есть только гематологический, этот документ помогает нам обнаружить применение допинга. Даже если сама запрещённая субстанция отсутствует в организме спортсмена, о её применении нам расскажут определённые параметры, вышедшие за пределы нормы в течение двух лет собранных проб. Если параметры говорят о применении допинга, спортсмен считается уличённым.

— Есть ли сегодня такие препараты, которые не может обнаружить допинг-контроль?

— Если препарат внесён в запрещённый список, мы его всё равно обнаружим, как бы его ни скрывали. Если препарат изобрели недавно, и он ещё не столь широко известен и не состоит в «чёрном списке», его тоже обнаружат через определённое время. Не сам препарат, так изменение параметров крови спортсмена.

Сейчас внимание спортивной медицины направлено не на создание нового допинг-препарата, который нельзя было бы обнаружить, а на совершенствование тренировочного процесса. Был бум фармакологии, когда возникло очень много препаратов, с помощью которых спортсмены незаслуженно могли побеждать. В это время спорт ушёл от своего, так сказать, здорового состояния. Зачем напрягаться, когда можно принять таблетку и пробежать лучше всех? Пострадала методика тренировки, ей просто перестали придавать значение. Увы, когда-то у нас были лучшие тренеры в мире, но после фармакологического бума большой процент бесценного опыта был потерян.

Сегодня мир возвращается к честному спорту, во главе угла снова методика тренировки и способности спортсмена. Очень важно правильно выполнять упражнения и тем самым зарабатывать свои чемпионские секунды. Очень важен процесс тренировки в единоборствах — там часто играют роль не сила спортсмена, а тактика и стратегия борьбы. В лёгкой атлетике — это постановка техники бега, расчёт работы на дистанции.

Кибернетика на службе

— То есть спортивная медицина теряет своё значение?

— Наоборот, мы, медики, становимся одной из самых важных составляющих тренировочного процесса. По оценкам новосибирских спортсменов, стоявших на высшей ступени олимпийского пьедестала почёта, Вениамина Решетникова или Романа Власова, правильное медицинское сопровождение — это 50% успеха спортсмена. Думаю, ребята немного преувеличивают. Огромный вклад в победу — это тренерская работа, но наши честно заработанные 35-40% в медалях наших спортивных звёзд есть, это точно.

Понимаете, сама по себе тренировка — это серьёзная нагрузка. То, что происходит после тренировки, тоже входит в тренировочный процесс. У каждого спортсмена есть определённые физиологические сроки восстановления после скоростной или силовой работы. Поэтому тренер должен правильно дозировать нагрузку, обоснованно и адекватно. Если восстановление пройдёт неправильно, если следующая нагрузка будет дана невовремя или неправильно, то спортсмен может получить травму. Так что мы всё время работаем вместе с тренерами

В победе наших спортсменов в том числе есть и заслуга врачей. Фото: АиФ / Ирина Гувакова

Обследуем функциональное и физическое состояние, морфометрические параметры (увеличение или уменьшение жирового компонента и истинной мышечной массы). Мы смотрим, насколько повышается коэффициент тренированности. Когда тренер ставит задачу и говорит, что будет работать над определённым параметром, истинная мышечная масса должна увеличиться. Но иногда бывает так, что спортсмен пашет-пашет, приползает на обследование, и оказывается, что увеличился жировой компонент, а истинная мышечная масса уменьшилась. Это значит, что нагрузка неадекватна, не соответствует параметрам и возможностям организма. Диагностический блок нашей работы как раз и показывает, правильно ли идёт тренировочный процесс.

— Иногда причина неуспеха в тренировках и на стартах — тяжёлое психологическое состояние спортсмена?

— Из нескольких спортсменов, одинаково хорошо готовых к стартам, победит более сильный духом. Психофизиологическое состояние спортсмена выходит на первый план. Мы делаем психологический портрет спортсмена — обследуем объективный и субъективный статус, определяем тип высшей нервной деятельности, сенсомоторную скорость и т. д. А что делать дальше?

Есть разные групповые тренинги, но некоторые спортсмены негативно к ним относятся. Дело в том, что работа с атлетами требует вскрыть комплексы, личные проблемы. Представьте теперь, что в сборной команде очень жёсткая конкуренция, и полученные на групповых тренингах знания спортсмены могут использовать друг против друга. В общем, мы постарались избежать негатива. Сейчас сотрудничаем с Новосибирским институтом кибернетики, используем интерактивные технологии в нашей работе. Спортсмену предлагаем поиграть в компьютерную игру, где он попадает в стрессовую ситуацию. В этот момент снимаем его физиологические параметры — пульс, частоту дыхания, вариабельность сердечного ритма. Мы узнаём даже, потеют ли у него ладошки. В общем, мы видим, как человек реагирует на стресс, что у него страдает. И после исследования создаём программу коррекции. Он приходит и сам тренируется. Учится управлять своим пульсом и дыханием, учится расслабляться и концентрироваться и так готовиться к серьёзным стартам. Без психологической подготовки сегодня олимпийцам просто нельзя. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах