aif.ru counter
1059

Доктор филологических наук – о развитии языка, смайликах и онлайн-общении

Доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой общего и русского языкознания ГИ НГУ Наталья Кошкарева рассказала «АиФ-Новосибирск», как меняется русский язык.
Доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой общего и русского языкознания ГИ НГУ Наталья Кошкарева рассказала «АиФ-Новосибирск», как меняется русский язык. © / Полина Масалыгина / Из личного архива

В феврале новосибирцы отмечали Международный день родного языка. Доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой общего и русского языкознания ГИ НГУ Наталья Кошкарева рассказала «АиФ-Новосибирск», как меняется русский язык.

- Наталья Борисовна, как и под влиянием чего изменяется язык?

- В современном языке грань между высоким, нейтральным и низким стилями стерлась. Теория «трех штилей» М. В. Ломоносова предписывала в разных ситуациях говорить на соответствующем языке. Сейчас никто не пишет оды, подобные одам Ломоносова «На день восшествия на Всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года» или Г. Р. Державина «На приобретение Крыма».

Письменный текст утратил сакральный статус, демократизация общества отражается и в демократизации печатных текстов, в которых дозволяется больше, чем было мыслимо прежде. Поэтому наблюдаются две противоположные тенденции: при отсутствии образцов высокого стиля то, что раньше воспринималось как нейтральное, приподнимается в своем статусе, а на освободившееся место всплывает то, что раньше было принадлежностью низкого стиля.


Иммунитет языка срабатывает, он пытается вернуть утраченный баланс, вырабатывается новый «высокий» стиль.


Но если раньше сферой функционирования высокого стиля была прежде всего духовная литература, то сейчас это официально-деловой стиль, в котором порождаются подобные монстры. Вероятнее всего, они отомрут сами собой.

Можно было бы назвать эту тенденцию НОВРЯ – новый русский язык. Надо только придумать хороший глагол, который обозначал бы речевое действие, производимое на этой новре: болтать ‒ это скорее на простеньком разговорном языке, ботать ‒ это по фене. А вот что делают носители русского языка, употребляя в своей речи большое количество модных слов, или, по-модному, buzzwords, ‒ нужно придумать. Я думаю, такое слово скоро найдется.

Еще одна тенденция ‒ это замена односоставных предложений двусоставными. Типологической особенностью русского языка является наличие односоставных предложений, подобных типов синтаксических конструкций ни в английском, ни в немецком, ни во французском языках нет.

Активные конструкции все чаще употребляются в научной речи, например: график показывает, словарь демонстрирует, статья отвечает на вопрос и т. п. Конечно, ни таблица, ни график, ни статья сами по себе не могут дать ответы на вопросы, их дают авторы. Корректнее было бы написать: в статье даются ответы на вопросы, на графике показано и т. д. Но нарастание явлений аналитизма вообще является типичной тенденцией, видимо, она и возобладает. Модным стало предъявление авторского «я», что прежде считалось бы проявлением нескромности, его следовало прятать за безличными предложениями.

 


Чем больше «я» на первом месте, тем меньше в текстах остается односоставных предложений.


И последний пример ‒ это изменение интонации. У молодого поколения очень заметно влияние английских интонационных контуров, для которых характерно повышение интонации к концу повествовательного предложения, тогда как в русском языке конец повествовательного предложения характеризуется устойчивым понижением тона.

Я наблюдала ситуацию, которая еще недавно была эталонным примером коммуникативной неудачи, а сейчас у представителей молодого поколения она, может быть, и не вызовет недоумения. Один иностранный ученый попытался говорить по-русски с пожилой женщиной, не владеющей иностранными языками. Он начал рассказывать о себе, о своей семье и сказал: «Я живу в Бергене», произнеся это утвердительное предложение с повышающейся интонацией в конце. И для его собеседницы это утверждение прозвучало как вопрос: «Я живу в Бергене?» Она с недоумением посмотрела на него и ответила: «Ну это Вам лучше знать, где Вы живете».

- У каждого поколения свои жаргонизмы, своя манера речи. Но почему же каждый раз неологизмы молодежи вызывают у окружающих столько непонимания и порой даже агрессии?

- Вызывают отторжение не сами слова, а то, какие смыслы через них транслируются. Жаргонизмы часто имеют яркую экспрессивную окраску или служат для сокрытия информации. По особым словечкам люди узнают «своих» и «чужих», это средство самоидентификации. Жаргонизмы являются средством обособления определенной группы людей, противопоставления себя другим. А любое закрытое сообщество вызывает настороженность, подозрительность.


Жаргонные слова очень быстро выходят из употребления, поэтому не стоит опасаться, что они замусорят наш язык.


Например, когда я сказала своим детям, что мы с мужем познакомились на скачках, они были убеждены, что дело происходило на ипподроме. Но в наши студенческие годы скачками назывались дискотеки. А «схлопотать на экзамене банан» воспринимается нынешними студентами буквально, как будто преподаватели угощают отличников во время экзамена фруктами в качестве поощрения за хороший ответ. На самом деле, в жаргоне студентов Новосибирского государственного университета 80-х годов это означало прямо противоположное ‒ «получить двойку».

- В письменной речи особое место заняли смайлики, эмодзи, стикеры. Как, по-Вашему, они влияют на язык? Можно ли сказать, что они обедняют его?

- На язык как знаковую систему они вообще никак не влияют, это всего лишь атрибут графической системы передачи информации. Влияет ли на язык то, каким шрифтом будут записаны слова ‒ более округлым, более квадратным, с острыми углами и т. п., даже будут ли они записаны латиницей или кириллицей?

Картинки, которыми сопровождается какая-нибудь статья в журнале, никак не влияют на язык. Смайлики ‒ это те же картинки, только простенькие. Вспомните письма Пушкина и вообще образцы эпистолярного жанра прошлых веков. На полях очень часто рисовали картинки, а в рукописных книгах первые буквы новой главы изысканно украшали. Это были своеобразные смайлики того времени. У нас нет возможности оперативно украсить письменный текст произведениями искусства.


При нынешних скоростях переписки приходится довольствоваться универсальными значками из готового набора.


Смайлики восполняют бедную систему графического выражения эмоций. До сих пор в нашем распоряжении был только восклицательный знак, смайлики делают письменный текст более эмоциональным, ярким, запоминающимся. К языку как к таковому это не имеет никакого отношения.

- В интернет-общении люди нередко пренебрегают знаками препинания – запятыми, тире, а порой и точкой в конце предложения. Какое будущее ждет знаки препинания, находятся ли они под угрозой частичного исчезновения?

- В устной речи слова тоже сокращаются, чтобы сэкономить время на передачу информации: комп, ноут, винт, клава, просторечные формы типа быват вместо бывает ‒ все это принадлежность разговорного стиля. В письменной форме это тем более необходимо, поэтому сокращения типа ASAP, ОК и подобные будут плодиться и множиться. Но в официальных выступлениях, в публичных лекциях они не употребляются.

Письменная речь раньше была только подготовленной, тщательно выверенной, отредактированной. Теперь неподготовленная письменная речь стала доступной для всеобщего обозрения. А поскольку она долговечнее, чем устное высказывание, все шероховатости видны более отчетливо. Прежде в домашних записочках тоже соблюдались далеко не все правила пунктуации, но такие образцы обыденной письменной речи не выходили за пределы семьи или узкого круга общения близких людей.


Неподготовленная письменная речь всегда была такой ‒ упрощенной, сокращенной, просто она не была публичной.


Но развитие пунктуации в целом шло по пути усложнения и дифференциации функций знаков препинания. Когда-то даже пробелы между словами не ставились, но постепенно появлялись все новые и новые знаки препинания, которые служат для выражения тонких оттенков смысла. Для описания простых бытовых ситуаций, которые чаще всего и являются предметом интернет-переписки или смс-сообщений, знаки препинания вообще не важны: ситуация очевидна, понятна всем участникам коммуникации, обмен вопросами и ответами предельно конкретен, часто можно, а для оперативности даже и нужно обойтись без лишних слов и тем более без лишних знаков.

Но при выражении сложно организованных мыслей, между которыми устанавливаются связи разного уровня, требуется упорядочение графического пространства, а тут уж без знаков препинания не обойтись, они активизируют фоновые смыслы, обеспечивают многослойность содержания. Маловероятно, что в смс-сообщении появится такой знак препинания, как точка с запятой, но в философском трактате или в историческом романе это будет частотный знак. Так что судьба знаков препинания зависит от их места жительства: в одних текстах они вряд ли приживутся, поскольку они там совсем не нужны, а в других их будет великое множество, и каждый из них будет стоять строго на своем месте.

- Многие родители жалуются, что дети стали делать больше орфографических и пунктуационных ошибок при выполнении домашних заданий в тетради. То есть без помощи интернета они уже не справляются. Почему такое происходит и как родителям и учителям это исправить?

- Думаю, это утверждение не более чем привычная страшилка, которая никого не пугает, потому что на самом деле это не так. Но почему-то считается хорошим тоном сокрушаться о падении нравов и уровня образования молодежи, поругивать учителей, школу, систему образования и условия проживания на планете Земля вообще.

В действительности выпускники успешно справляются с ЕГЭ, показывают результаты, достаточные для получения аттестата зрелости. Значит, общество признает определенный уровень грамотности достаточным, и подавляющее большинство школьников эту планку успешно преодолевает.

Понятие «грамотный» подразумевает только одно ‒ умеющий читать и писать. Это умеет любой человек, окончивший школу. Другое дело, что в настоящее время требования повысились, и стало недостаточно просто уметь читать и писать, надо делать это на высоком уровне. Нам, наверное, хотелось бы, чтобы все поголовно были абсолютно грамотными, но мы ведь не требуем от выпускников быть одновременно и выдающимися музыкантами, и одаренными художниками, и спортсменами-рекордсменами, и учеными-теоретиками.


Безупречная грамотность сродни другим талантам, она свойственна узкому кругу профессионалов и вырабатывается в процессе дополнительного образования, выходящего за рамки школьной программы.


В школе изучаются далеко не все правила орфографии и пунктуации, как изучаются далеко не все законы химии, физики, математики. Нет никакого смысла стремиться к тому, чтобы все без исключения владели всеми тонкостями редакторского искусства и корректорского мастерства.

Современные дети делают больше ошибок ‒ чем кто? Чем их дедушки и бабушки? Сомневаюсь. Есть ли исследование, в котором на достоверном фактическом материале продемонстрировано, что 50 лет назад выпускники школ в массовом порядке были более грамотными, чем современные школьники? Как такое исследование провести? ЕГЭ в то время не было, какая фактическая база сопоставима для определения уровня грамотности тогда и сейчас? Хранятся ли где-нибудь выпускные сочинения тех лет?

Опубликованные письма, например фронтовая переписка, показывает не безупречный уровень грамотности. Но ведь закон о всеобщем среднем образовании был принят только в 1955 г., а до этого многие бабушки и дедушки в лучшем случае имели 7-8 классов. У них не было возможности продемонстрировать истинный уровень грамотности, они никогда не писали публично в том объеме, в каком пишет любой человек сейчас. Семейные письма и поздравительные открытки содержали устойчивые, отработанные в школе клише. Доступ к публикации письменного текста лежал через общественное признание ценности художественного произведения, которое полировалось корректорами, редакторами, техническими редакторами, выпускающими редакторами. Любой письменный текст проходил очень тщательную обработку. Поэтому создается ложное впечатление, что раньше люди писали более грамотно, вряд ли это так на самом деле.

А интернет дает возможность мгновенного получения информации, это величайшая ценность и достижение человечества. Возможно, современные дети пресытились от переизбытка информации, устали ее впитывать, их ресурс переполнен. Чтобы вся эта информация не рассыпалась хрустальными осколками, блестящими, но не нужными, образование должно быть системным, фундаментальным. Факты стали общедоступными, важно сформировать систему, которая позволит эти факты упорядочивать и связывать между собой.

- Каким вы видите будущее русского языка через 10-15 лет?

- Кардинальным образом ничего не изменится: падежи не исчезнут, глаголы по-прежнему будет делиться на два спряжения, прилагательные будут согласовываться с существительными в роде, числе и падеже.


Конечно, с появлением новых реалий в русский язык войдут новые слова, но многие из них исчезнут.


Не успели еще лингвисты договориться между собой, как правильно писать слово спи(н/нн)ер, а игрушка уже вышла из моды и слово стало не актуальным.

Язык Пушкина нам по-прежнему понятен, новгородские берестяные грамоты XII-XIII вв. даже понятнее, чем поэмы Жуковского или Тредиаковского, значит, и за 200, 300, 500 лет с русским языком не произошло ничего такого, что превратило бы его в какой-то другой язык, несмотря даже на революции, войны и другие социальные катаклизмы.

- Близится Тотальный диктант. Какие бесплатные курсы подготовки к нему работают в Новосибирске? Чего ждать от диктанта в этом году, какие будут нововведения?

- Для подготовки к Тотальному диктанту проводятся очные и заочные курсы для всех желающих. Их расписание можно посмотреть на сайте Тотального диктанта, выбрать подходящую площадку.

В Новосибирском государственном университете эти курсы проводятся уже 10-й год подряд. Это сейчас каждый день во всем мире где-нибудь обязательно проходят занятия «Русский по пятницам / субботам / воскресеньям / понедельникам и т. д.», но зародились они, как и Тотальный диктант, в НГУ. Занятия рассчитаны на людей, окончивших школу, или на старшеклассников. Целью является повторение правил, ознакомление с теми правилами, которые в школе не изучаются. На каждом занятии повторяется одно орфографическое и одно пунктуационное правило, каждое из которых обязательно встретится в диктанте этого года.

За 7-8 занятий невозможно пройти школьный курс русского языка заново или дать знания в объеме университетского курса по филологии, мы отрабатываем лишь те правила, которые актуальны для диктанта этого года. Самая важная часть каждого занятия ‒ это написание под диктовку текста по произведениям автора Тотального диктанта и подробный анализ всех сложных или спорных мест.


В этом году автором Тотального диктанта стал Андрей Геласимов.


Тренировочные диктанты позволят познакомиться с его творчеством, излюбленными словечками или конструкциями. Каждое занятие представляет собой автономный модуль, можно прийти только на одно или на несколько занятий из всего цикла, выбрать то, на котором отрабатывается определенное правило, которое важно лично для вас. Если вы не попали на первое занятие, приходите на любое последующее. Написание даже одного диктанта поможет ощутить ритм записи, привыкнуть к процедуре диктовки, написать диктант на высокую оценку, а в конечном счете ‒ повысить уровень грамотности.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах