aif.ru counter
10.08.2016 09:35
1866

Андрей Шило: «Если бояться критики, лучше ничего не делать»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ на Оби №32 10/08/2016
Андрей Шило стал самым молодым директором зоопарка
Андрей Шило стал самым молодым директором зоопарка © / Сергей Иванов / АиФ

«Отец заразил всю семью любовью к зоопарку», - говорит Андрей Шило, ставший директором Новосибирского зоопарка в 27 лет, когда  не стало Ростислава Шило – его отца и легендарного директора, сумевшего из небольшого и тесного зверинца превратить зоопарк в одну из главных достопримечательностей города.

Дело всей жизни

Сергей Иванов, «АиФ-Новосибирск»:  Андрей, на днях мэр Новосибирска подписал приказ о вашем назначении. До этого вы были 3 месяца и. о. Готовы к этой непростой должности?

Андрей Шило:  Меня отец целенаправленно не готовил к этой работе. Всё случилось очень неожиданно, и кто-то должен был подхватить срочно его дело, ведь зоопарк – это живой организм. Его ни на минуту нельзя оставить без внимания. И так вышло, что я, наверное, был готов к этому лучше других. Я же, по сути, с пелёнок работаю в зоопарке. Конечно, сейчас помогает то, что мы с отцом всегда были вместе, всё делали бок о бок. Вместе ездили в командировки, обсуждали текучку на всех планёрках и совещаниях. Могли просто поговорить о каких-то проблемах. Поэтому сейчас в зоопарке нет такого процесса, который бы я не знал.

– Ростислав Александрович был строгим отцом? Тяжело было ребёнком всё время проводить на его работе?

– Уж мне грех жаловаться – детство было прекрасным. Оно прошло в постоянном контакте с природой, и за такое можно только благодарить. Отец всегда брал меня с собой и на охоту, и на работу. И я всё детство работал: убирал в клетках, кормил животных, следил за теми из них, к кому меня приставят. Очень любил подолгу возиться с барашками. Когда рос, у меня даже не было мыслей, что жизнь будет связана с какой-то другой работой. У нас дома атмосферой живности было всё буквально пропитано. Вся семья «болела» отцовской любовью к зоопарку. Это было дело всей его жизни, и мама работала с ним бок о бок. Поэтому пока одноклассники строили планы и мечтали о карьере лётчика, космонавта, бизнесмена, я уже знал, что буду работать с животными.

Новосибирский зоопарк любят взрослые и дети.Фото: Пресс-служба мэрии Новосибирска

– Так сложилось, что теперь в Новосибирске самый молодой директор зоопарка в мире. Не давит, что из-за молодости будет особенно пристальное внимание ко всем вашим решениям?

– Нет, не давит. Если бояться критики, то можно сидеть на диване и вообще ничего не делать. Думаю, новосибирцы со временем увидят, что в зоопарке всё хорошо, а значит, ко мне и моей команде появится доверие. Будем развиваться дальше. Если заданный отцом темп сохраним, то всё будет в порядке. А молодость… У меня официальная карьера в зоопарке началась сразу после поступления в институт – приняли вначале на полставки менеджером по коммерческому развитию. На полную ставку перевели только после того, как получил диплом. И только в 2012 году начал работать заместителем директора. Так что на неопытность жаловаться не приходится. К тому же отец был очень строгим руководителем, очень требовательным. Приходили с утра на работу и сразу становились коллегами, а не родственниками. Поэтому с ним профессионально расти приходилось быстро.

Первобытный ген

– Вы упомянули, что любите поохотиться. Это не противоречит вашему статусу человека, который заботится о животных?

– Любовь к охоте тоже с детства. Отец говорил, что нужно поощрять «ген первобытного человека». Мы часто ездили на базу Института систематики и экологии – в стационар, который строил ещё мой дедушка, чтобы поохотиться на утку, на косулю, на зайца. И увлечение охотой никак не влияет ни на любовь к животным в зоопарке, ни на работу с ними. Во всём должна быть мера. Представьте ситуацию, что охоту вообще запретят и косуль, например, станет очень много. При любой эпидемии они все погибнут. У животного мира должен работать закон естественного отбора. Должны выживать сильнейшие. И охота – один из способов улучшения популяции вида, как это ни парадоксально звучит. Я, кстати, абсолютно искренне животных люблю больше, чем людей. У зверя нет качеств, которые я не переношу в человеке,– подлости, например.

– Те проекты, которые начинал Ростислав Шило, успешно он довёл до конца. А собственные проекты есть?

– Не все. Есть еще жирафятник, который пока даже не начинали, но который обязательно будет. Ещё отец мечтал построить каскад из трёх озер, впадающих друг в друга и в Ельцовку. Сейчас для его реализации потребуется расселить несколько семей, которые живут в частных домах.

Есть и у меня идеи. Думаем строить павильон для японских макак с тёплым гейзером. Потому что японские макаки могут находиться на улице только до минус пяти. Но когда у них есть теплый источник, они спокойно адаптируются к сибирским зимам. Это ещё и выглядит очень мило.

Тот же дельфинарий был нашим проектом, но не удалось его реализовать самим – дорого, привлекли частных инвесторов. Сейчас это отдельное частное предприятие.

–Кстати, мнения разделились по этому поводу. Во всём мире дельфинарии закрывают, потому что им из-за ультразвука, который отражается от стен, тяжело находиться в закрытом помещении.

–Животные не будут размножаться в плохих условиях. Если вода соответствует нормам, помещение большое, хорошее питание и уход, то они себя прекрасно чувствуют. 

Некоторые считают, что в зоопарках диких животных содержать нельзя. Но именно зоопарки сохраняют исчезающие виды. Например, английский зоопарк помог сохранить оленя Давида, новосибирский – спас от вымирания алтайского горного барана – аргали. У нас размножаются амурские тигры, дальневосточные леопарды. Крупных кошек вообще становится всё меньше в природе. Это проблема общемировая. Если случится какая-нибудь эпидемия, то на планете отдельные виды очень быстро перестанут существовать.

– Ходят разные слухи про то, что зоопарк могут продать частным лицам. А кому он сейчас принадлежит?

–Врут. Зоопарк – муниципальное предприятие. Частные инвестиции сюда приходят только в виде спонсорской поддержки. Но в развитии зоопарка городские власти не участвуют. Помощь если и бывает, то минимальная. Мы существуем исключительно за счёт самоокупаемости. Это очень важный момент– во всём мире всего три зоопарка, которые сами себя окупают. Это новосибирский, сингапурский и Сан-Диего. При этом и Сингапур, и Сан-Диего находятся в очень комфортных климатических условиях. Им не нужно отопление, например, на которое мы тратим огромные деньги. И несмотря на все сложности – мы не только сами себя кормим, но и развиваемся быстрыми темпами, причём невзирая на кризис.

– У вас на двери до сих пор висит табличка, что это кабинет директора Ростислава Шило. Не пришло время сменить?

– Мне многие уже говорят, что надо заменить эту табличку, но я пока морально не готов. Мне всё кажется, что ещё не пришло время.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество