aif.ru counter
01.06.2018 10:59
117

Выход есть! Люди в соцсетях спасают подростков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ на Оби 30/05/2018
За помощью и советами подростки идут в соцсети.
За помощью и советами подростки идут в соцсети. © / pixabay.com

Организатор уникального проекта по профилактике подростковых суицидов «Анонимный психолог» Елизавета Лиманская рассказала о том, как помогать молодежи.

На волне «Перископа»

Количество самоубийств среди несовершеннолетних в Новосибирской области растёт. В 2013 году погибло 10 несовершеннолетних, в 2014 – 23, в 2015 – 16, в 2016 – 17, и в 2017 цифра увеличилось до 20. Как отмечают специалисты, причина роста смертей детей в последнее время напрямую связана с доступностью использования сети Интернет. Именно там подростки становятся жертвами «групп смерти».

Проект по профилактике подростковых суицидов «Анонимный психолог» придумали в городе Болотное Новосибирской области. Анонимный психолог – это специалист, которому может написать любой обладатель доступа к Интернету. Причём в любое время и совершенно не беспокоясь о том, что его кто-то осудит или будет обсуждать – потому что о его вопросе психологу никто не узнает.

Светлана Фролова, корреспондент «АиФ-Новосибирск»: Почему вы решили заняться проектом «Анонимный психолог»?

Елизавета Лиманская: В конце 2016 года произошла трагедия в Псковской области, когда подростки, перед тем как покончить жизнь само-убийством, несколько часов вели трансляцию в «Перископе». И ни один местный психолог не зашёл туда, чтобы поговорить с ребятами. А в начале 2017-го пошла волна обсуждений групп в соцсетях, спровоцировавшая новые детские суициды. Наблюдая всё это, я решила узнать, какая работа по предупреждению проводится в Болотном. Как мне удалось выяснить, чаще всего профилактика здесь ограничивалась классными часами на эту тему, на которые, как мне признались подростки, либо просто не ходят, либо не воспринимают эти мероприятия
всерьёз.

Светлана Фролова: А ситуация с суицидами в городе Болотном серьёзная?

– Мне пришлось пожить в этом городе несколько лет. За это время я узнала о множестве самоубийств. И все какие-то... простите меня, глупые: мальчик испугался реакции родителей  – и покончил с собой. Парень узнал, что девушка бросила, – ушёл из жизни. Но я понимаю, что это проблема всех провинциальных населённых пунктов.

– В России вроде бы немало психологов, которые работают по телефону. Чем вы отличаетесь от прочих?

– Что делать подростку, который стоит на краю в полном одиночестве? Да, существует общероссийский детский телефон доверия… который практически невозможно найти даже через поисковик. Мы параллельно пиарили среди болотнинцев номер общероссийского детского телефона доверия. Звонила на этот номер – там ждут вопросов действительно хорошие специалисты. Но вы вбейте в строку поиска запрос – и номер этот не найдёте…

Подтолкнула меня к появлению проекта история псковских подростков, ведь там местные психологи не смогли вовремя уберечь детей. Получается, что психологи на местах не в состоянии зарегистрироваться в соцсетях, где дети остаются без присмотра взрослых? Думаю, что работающие с тинейджерами должны понимать, чем те живут. Так появилась идея с психологом прямо в соцсети, которую посещает полгорода подростков. И начался поиск надёжного грамотного специалиста: абы кого мы тоже брать не имели права.

Спустя неделю беготни по городу с радостью и интересом откликнулась единственная женщина, которая готова была постоянно вникать в чужие беды бесплатно. Важно, что она к тому же оказалась маститым подростковым психологом – со знанием района и города.

– Но ведь работа в Интернете имеет свою специфику…

– Конечно, пошёл процесс обучения, регистрации в социальной сети, скачивания мобильного приложения для большей оперативности ответов, обучения интернет-сленгу («фейк», «анон»), смайликам и т. д. Посоветовавшись, мы решили, что психолог должен быть анонимен, чтобы быть на равных с «клиентами», которые чаще всего страхуются и пишут с фейковых (поддельных) страниц, и чтобы избежать проблемы маленького города, где все друг друга знают: например, наш специалист мог оказаться знакомым родителей. И ребёнок в последний момент может передумать ему писать, не понимая, что конфиденциальность – обязательное условие работы.

«Сарафанное радио» действует

– Комфортней обсуждать свои проблемы с человеком, которого не видишь?

– Мы не знали, что из этого получится, и запустили проект в качестве эксперимента. Позже выяснилось, что писать такому специалисту людям удобнее. И ещё – у тебя есть время вдумчиво прочесть комментарии, а также подобрать точные слова в ответ. Писали много и пишут до сих пор: информация распространяется по городу с помощью «сарафанного радио».

– С какими проблемами чаще всего обращаются ваши «клиенты»? Можно ли очертить какой-то круг проблем, который подталкивает человека к суициду?  

– Информация о наших «клиентах» – конфиденциальна, но я точно знаю, что спустя время начали писать и взрослые. Городок маленький и консервативный, сибиряки не привыкли ходить по психологам, и это слово вообще носит отрицательную окраску наравне с «психиатром». А уж тем более подростки: пойдёшь в специализированный кабинет, об этом сразу узнает весь класс. В школе ведь все на виду! А тут несколько кнопочек нажал, ничего не теряешь, и никто ничего не узнает. Можно ведь и фейк создать. Подростки впервые сталкиваются со сложным миром. Поэтому у них с родителями проблемы, с коллективом, с ранней беременностью... А они ещё неопытны. Наверное, поэтому подростки чаще всего идут с суицидальными настроениями, насколько мне известно…Кому-то для помощи хватает переписки в несколько сообщений.

У взрослых свои проблемы: знаю, что был инвалид, который полюбил здоровую девушку и не знал, как ей сказать... Часто жалуются, что нет работы и денег. Кого-то психолог ведёт несколько недель, каждый день общаясь, – то есть полноценную консультацию человек получает. Речь идёт о нескольких десятках людей, которые потом пишут нам: «Спасибо, ваш психолог такая крутая «тётка»! Всё по полкам разложила! Очень помогла». И они правы – она многих так спасла.

– В мае проект был представлен детскому омбудсмену. Его собираются брать на вооружение в области. Какие вы видите перспективы его развития?

– Перспективы... сейчас наш психолог, к сожалению, по состоянию здоровья (как я знаю, там действительно что-то серьёзное) работать не может. Больше никого на её место мы найти не в состоянии. Ждём её возвращения. Недавно опять услышала о самоубийстве в Болотном красивой, хорошей девушки, которая умерла из-за долгов… И долги-то небольшие были, по моим меркам...

Вообще-то, мне эта проблема совсем не близка. Я по жизни оптимист. Но я с ней столкнулась, и у меня было решение. Поэтому пришлось довести идею до конца – потому что кто, если не мы?

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество