Примерное время чтения: 37 минут
38

Изобретению нужна упаковка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. «АиФ на Оби» 21/12/2011

Прорыв в российской экономике невозможен без внедрения наукоемких технологий в серийное производство. Новосибирская область могла бы стать локомотивом развития экономики всей Сибири. Академгородок и Технопарк дают возможность для прорыва. Однако, этого происходит. РОСНАНО инвестирует только несколько проектов. Областной венчурный фонд из каталога СО РАН, где более 400 научных разработок, смог выбрать только  несколько.  

В редакции «АиФ на Оби» прошел круглый стол на тему: что мешает внедрению наукоемкого производства?

В нем принимали участие эксперты:

Борис Иванович ИВЛЕВ,

исполнительный директор Фонда развития венчурного инвестирования

Владимир АФАНАСЬЕВ,

начальник департамента промышленности, инноваций и предпринимательства мэрии

Николай КРАСНИКОВ

мэр наукограда Кольцово

 Владимир ГРИНЕВИЧ,

заместитель директора по развитию  ФГУП ПО «СЕВЕР»

 

Борис Ивлев:

- Внедрение наукоёмких технологий и научных разработок достаточно сложный процесс и не всегда определяется наличием финансовых средств. В первую очередь необходимо определить заинтересованность потребительского рынка, промышленного предприятия и наличие подготовленных кадров.

- Внедряются ли научные разработки в городское и областное хозяйство? Существует ли система муниципального и областного заказа?

Владимир Афанасьев:

- Действует две муниципальных программы, в рамках которых ведется финансирование и поддержка организаций, которые занимаются инновационной деятельностью. Первая программа – поддержка предприятий научно-промышленного комплекса. Вторая -- поддержка и развитие малого и среднего бизнеса. Правда, суммы выделяются небольшие. Определяющим фактором является наличие «локомотива» -- организации, которая заинтересована в выпуске нового продукта и готова нести большую часть затрат.

Периодически приходят люди, которые заявляют о своем желании построить новый завод, просят: «Дайте 100 млн. рублей». На такие просьбы не откликаемся. Кто будет виноват, если завод не построят, а бюджетные деньги уйдут?  Вот когда претендент сам пишет бизнес-план и планирует вложить  60 % , другое дело. Чтобы получить средства из муниципального бюджета, нужно обоснование -- для чего они необходимы, когда планируется окупить вложения? Какой социально-экономический  эффект получит город? У нас есть хорошие примеры. В прошлом году оказали поддержку НПО «Север».

Владимир Гиневич:

- У нас есть несколько направлений: преобразователи частоты источников резервного питания для авиации, источники питания - для военной техники. Но проблема  в том, что программа ТУ-204 практически свернута. Таким образом, все, что мы создали для авиации вместе с московским АКБ для ТУ 204, Ту 214 серийно не выпускается.

Еще одна разработка - элеткропровода запорной арматуры  для шахт. На системах водоотлива, пожаротушения стоят задвижки, которые сейчас в случае необходимости открывает работник. Если диспетчер будет регулировать систему автоматически, резко повысится безопасность. Мы хотим выйти с предложениями в Газпром, Транснефть. Но сделать это очень сложно.

Есть у нас проект безредукторной лебедки для лифтов  В регионе и в России требуется модернизировать тысячи лифтов. Проблема сегодня в том, что у завода нет 25 млн рублей для освоения этого проекта.

- Что мешает внедрению наукоемких технологий и научных разработок в производство?

Владимир Гиневич:

- Очень сложно широко внедрить наукоемкое производство в России, где то прошла деиндустриализация страны. В Новосибирске 20 лет назад действовало 4 крупных предприятия, которые выпускали электронную технику -- телевизоры, магнитофоны, приемники. Их закрыли. Поэтому все разработки  в области полупроводниковой техники новых материалов не находят сбыта – нет рынка. На военную технику сейчас тоже ставятся импортные комплектующие. Из-за отсутствия рынка сбыта государственные программы не дают результата, коммерческого эффекта нет. Например, новая фабрика по внедрению чипов обойдется в 2-3 млрд. долл. Чтобы окупились вложенные средства, необходимо производить 100 млн. чипов в год. Но куда их ставить? У нас  сотовые телефон, телевизоры только импортные. Автомобили в основном импортные, 80 % авиации - тоже.

Внедрение наукоемкого производство в России буксует из-за  политики государства. Для примера: в 30-е годы подняли экономику СССР за счет того, что покупали американские заводы. Правда, для этого пришлось распродать эрмитаж, иконы. Это была цена индустриализации. Зато СССР стал уникальной страной, которая выпускала буквально все. Понятно, что делать все хорошего качества невозможно. Нам нужно определиться – что Россия будет выпускать? Но это прерогатива государства. Оно должно и преференции дать по основным направлениям развития, налоговые каникулы.  Кстати, «Сколково» в том виде, которое есть – это радость американцам. За наши деньги они все получат. За державу обидно.

Кое-что делается в этом направлении, но очень мало. Наконец-то судостроение получило налоговые каникулы на 10 лет. А как же производство другой техники?  В России практически отсутствует станкостроение. Государство обязано создать благоприятный климат для развития этих отраслей, чтобы страна перестала быть сырьевым придатком Европы. Даже в области нефтепереработки мы скатились  до уровня 1953 года. То есть крупным компаниям итак хорошо. Они даже не затрудняют себя до переработки! Но и здесь у государства есть аргументы – нужно ввести НДС на экспорт нефти. Мне не понятно: почему в России не стимулируется конечная переработка дерева, нефти, металла? Зачем нам ВТО? Чтобы легче было продавать российский лес в США и другие страны?

Мне не понятно как мы можем конкурировать с Западом, если объединении РУСАЛа  продает алюминий на 5 % выше мировых цен. Недавно ученые Академгородка предложили нам новый материал, который может быть востребован в самолетостроении. Но кому продавать, если отсутствует рынок сбыта? 

 Владимир Афанасьев:

- Конечный продукт должно предлагать предприятие. Я знаю, что ПО «Север»  активно сотрудничает с СО РАН. Был в разработке электроусилитель руля для автомобиля. Думаю, что проблема отечественного автопрома в невысоком качестве выпускаемой продукции. Нужно делать качественную продукцию и уметь убедить в этом потенциальных покупателей.

Владимир Гиневич:

-- Давайте посчитаем: АвтоВАЗ может покупать у нас для своего производства 100 тыс. усилителей руля. А  «Хонда» производит миллионы автомобилей. У кого будет дешевле? Конечно у «Хонды». Если стоит автоматизированная производственная линия, нужно, чтобы ее загрузка была максимальной. Этого не происходит, поэтому отечественное производство дорогое и качество на уровне китайского.   

Борис Ивлев:

- На территории Новосибирской области было ограниченное количество предприятий, ориентированных на выпуск комплектующих. В годы лихолетья они были брошены на произвол судьбы. На 90% были разрушены отраслевые институты – связующее звено между наукой и производством, доводящее научную разработку и технологию до уровня серийного производства. Это звено и по сей день не удаётся воссоздать через новую инфраструктуру и малые предприятия. При поддержке территориальных органов власти и отраслевого ведомства ПО «Север» органично вписался в один из первых кластеров Новосибирской области по «Силовой электронике». Сегодня часть разработок успешно внедряется.

Что касается усилителя руля, на ПО «Север» не смогли организовать производство по разным причинам. В частности, из-за отсутствия необходимого оборудования. Для переоснащения предприятия нужны деньги. Тем не менее, предприятие выжило. Сейчас с новыми технологическими разработками оно вышло на другой уровень, наращивает темпы производства.

Но без команды внедрение наукоемкого производства невозможно. Кто знает: что такое венчурное инвестирование? Мы только недавно научились без ошибок произносить фразу «инновационная деятельность». Культура была нулевая. Мы пытаемся трансформировать это с Запада и растиражировать это у нас. Но не получается, потому что у них другие условия. Наши предприятия не привлекательны для инвесторов. Поэтому, когда идет разговор о новых разработках, нужно смотреть – где их можно будет применить? И главное – команда управленцев  сможет пойти по этому пути или нет? Какие есть ресурсы?

- Если есть научные разработки, имеет смысл привлекать инвесторов и из других регионов? 

Борис Ивлев:

-У наших предприятий и фирм имеется возможность выбора инновационных проектов и участия в различных конкурсах. Правительство Новосибирской области помогает инновационным кампаниям в разработке первичных бизнес-планов, проведении маркетинговых исследований, переподготовке кадров, защите интеллектуальной собственности, оказывает содействие разработчикам по участию в выставках-ярмарках.

Так, например, со стороны Новосибирской области  подготовлено больше 70 заявок в ОАО «РОСНАНО». Однако, прошли конкурсный отбор и инвестируются не более  4-5 проектов.  Общий бюджет этих проектов  составляет 22, 3 млрд. рублей. Для сравнения по всему Сибирскому федеральному округу отобрано РОСНАНО проектов на общую сумму  43,9 млрд. рублей. Все проекты востребованы не только на территории России, но и за рубежом.

В результате участия и победы в таком конкурсе фирма «Сан», смогла организовать выпуск широкоформатных принтеров и наночернил, которые широко используются в т.ч. в рекламном бизнесе.

Недавно в Новосибирской области был открыт завод по производству литие- ионных аккумуляторов. Это совместный проект Китая и РОСНАНО. Китай обещает в течение первых 3 лет забирать всю продукцию -- это аккумуляторные батареи большой емкости. Аккумуляторы с такими батареями можно использовать на общественном транспорте, в накопителях электрической энергии, резервном питании и т.д.

К слову, китайцы передали нам устаревшую технологию. После обсуждения этого вопроса с  РОСНАНО, было принято  решение плавно перейти на технологию, которая разработана в институте химии твердого тела СО РАН. Новосибирский завод станет одним из крупнейших заводов в мире по производству таких батарей. Уже есть готовое предложение по их применению в троллейбусах нового поколения, с комбинированным питанием. Это позволит машинам добираться до отдаленных районов, где нет элетролиний, например, в  Толмачево. Это экономичный и экологичный транспорт, что немаловажно в мегаполисах.

Вообще, конечно, не хватает масшабных проектов. Нужно, чтобы государство ставило крупные стратегические задачи. Я не помню, чтобы в последние 20 лет хоть один крупный проект был начат в России. Как, например,  в СССР аэрокосмическое направление, ядерный щит. То же и в оборонной промышленности. Думаю, нам не хватает трёх «К»: крупной идеи, крупной личности и крупного проекта.

Николай Красников:

- Для успеха очень важно, чтобы государство акцентировало свое внимание на прорывных направлениях. Наукоград «Кольцово» исторически складывался как большой государственный проект. Нам нужно было догнать Америку в той же вирусологии, молекулярной биологии. Проект был необходим для здавоохранения и оборонных нужд.  Наш городок создавался, как город инновационной экономики, многие процессы развивались правильным образом. В трудные времена от «Вектора» отпочковались «дочки», которые сегодня стали крупными компаниями. Они образуют целый научно-внедренческий комплекс, в котором поддерживается цепочка от фундаментальных исследований, через опытные образцы -- до серийного производства.

По диагностике, лечебным препаратам наши фирмы занимают до 70 % рынка России. Они пытаются выйти на Казахстан, Индию и Китай, но это непросто. В этом процессе необходима государственная помощь. На примере развития нашего наукограда видно, что процесс идет правильно, но очень неровно. Кольцово стал одним из первых в России наукоградов. Но после того, как эти статусы раздали, эту программу государственной поддержки практически свернули. Кольцово сейчас получает 5-6 млн. рублей в год. Финансирование всех 14 наукоградов России не превышает 650 млн.рублей. Но самый маленький -- Кольцово только своими федеральными налогами в три раза окупает государственное внимание.

При поддержке области, сейчас мы выходим на другой проект –биотехнопарк. В этом году правительством РФ принята программа «Создание научно-технологического парка в сфере биотехнологий в наукограде Кольцово на 2011-2015 годы». Ее смысл -- активизировать потенциал. Кольцово повезло -- закладывался в 70-е годы, поэтому  есть ресурсы «на вырост» по коммуникациям, по кадрам. Сохранив научно-производственный комплекс, мы создали бизнес-инкубатор, инновационный центр. Отсюда новые фирмы выходят на простор. Часть из них превращаются в инновационные производства. Таким образом, в Кольцово высока вероятность создания всей цепочки – от научных разработок до серийного производства. Развить её – задача Биотехнопарка.

- У вас бизнес-рай. И нет никаких проблем?

Николай Красников:

- Всё было. С 1993 года мы в поисках путей выживания и развития.  Но у нас сложилась система, которая позволяет доводить уникальные разработки до производства. Сейчас «в пакете» «Вектора» и других компаний есть более 30 разных проектов, включая вакцину по СПИДу. Биотехнологические разработки, особенно вакцинирование требует долгого времени. К слову, наша вакцина лучше американских. Поэтому есть надежда освоить и мировой рынок. 

Существует программа «поддержка инновационной деятельности и предпринимательства». В ее рамках венчурный фонд и департаменты НСО помогают при создании новых перспективных фирм. Еще один процесс, который радует -- это притяжение новых производств, которые благополучно приживаются на территории Кольцово.

В Кольцово планируется построить первый в Сибири комбинат по глубокой переработке зерна, объемом 250 тыс. тонн, завод антибиотиков, завод биочипов. Для региона это важные проекты.

У нас тоже есть несколько попыток сотрудничества с РОСНАНО. Сейчас надеемся организовать наноцентр. На нашей базе можно сформировать межрегиональный биотехнологический кластер. С условным ядром в Кольцово. Есть потенциал в Академгородке и в Бердске. При внятной политике властей, мы сможем создать активную цепочку, довести до рынка продукт.

Владимир Афанасьев:

-  Я хотел бы подчеркнуть – сегодня помогают тем, кто приходит с  «упакованной» разработкой: есть опытный  образец, маркетинговые исследования рынка сбыта. Это одна из первейших задач понять: есть ли необходимость в этой продукции? Хороший бизнес-план всегда поддерживается. В 2011 году из муниципального бюджета выделены средства на поддержку  проектов 6 предприятий в реализации их инновационных продуктов. Заводу химконцентратов возместили часть затрат на организацию литейного производства по новой технологии. Причем, этот цех планирует принимать заказы и с соседних  новосибирских предприятий.

Поддержали «НЭВЗ-Союз» -- некогда огромное предприятие оборонного комплекса.  В последние годы они стали активно заниматься поиском новой продукции. Сегодня одно из основных  направлений –освоение продукции из наноструктурированной керамики.

Борис Ивлев:

- К сожалению, РОСНАНО почти два года рассматривало этот проект. И можно порадоваться положительному решению о финансовой поддержке этого проекта. Сегодня в нём несколько направлений – это керамика для запорной арматуры, СВЧ-пластины, бронекерамика, биокерамика. Предприятие совместно с НИИИТО определяют требования к технологии и производству готовых изделий. Не смотря на то, что производство суставов из керамики в Германии уже поставлено на поток, операции  оказываются дорогостоящими. Если будет освоено такое производство у нас, оно станет дешевле и доступнее нашему населению. Появится возможность помочь большему числу больных людей.

Владимир Красников:

- Есть целый пласт разработок, который пока не разобран фондами. Мы вынуждены с муниципального уровня помогать маленьким фирмам. Хорошо, что есть такая программа господдержки. Средства необходимы для составления бизнес-плана, для начальной стадии работ (в этом случае компенсируем основные средства) или для поддержки инновационного центра, который оказывает компаниям   консалтинговые услуги по продвижению разработок. Эти компании выпускают лечебное питание, БАДы, вакцины.

Иногда на более крупные проекты  проще получить деньги. Но мелким фирмам до этого уровня еще нужно дорасти, «упаковать». Чтобы хороший проект остался в регионе, нужна внятная резидентская политика и преференции. В том числе и для иностранных инвесторов, должны быть прозрачны, понятны всем.

И еще важна кадровая политика. Необходимо восстановление системы их подготовки для НПК и компаний-резидентов с участием образовательного комплекса области. И конечно не должно быть «утечки мозгов». Мы столкнулись с этим. Понятно, что времена научных шарашек где люди живут в вагончиках, общежитиях, прошли. Люди хотят жить нормально, в достойных условиях. Вот почему не надо жалеть средств на развитие социальной сферы, инфраструктур наукограда и Новосибирска.

Борис Ивлев:

- Что касается инновационных продуктов, если мы будем заниматься выпуском простого товара, мы никогда не станем конкурентоспособными. В Сибири производство затратное, и рынки сбыта от нас на большом расстоянии. Нам повезло в единственном: у нас большой научный технологический потенциал, поэтому нужно использовать наукоемкие разработки.  У нас много малых фирм, связанных с приборостроением, реализующих свою продукцию за рубежом, а это мелкосерийное производство. Для таких предприятий в Центре прототипирования  Академпарка открываются новые возможности для изготовления одной-двух деталей на базе современного оборудования, изготовления  опытного образца или небольшой серии.

В России много свободных денег. Наша главная задача научиться их привлекать. Только порядка 11 млрд. рублей проходит через региональные венчурные фонды, но не более 50% средств – в проектах. Инвесторы говорят, что мало «упакованных» проектов. Инвестор хочет знать: сколько он заработает, насколько широк рынок и когда вернёт свои деньги. Чем быстрее мы найдём общий язык с инвестором, тем эффективнее будем продвигать инновационные проекты.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ-5 читаемых


Самое интересное в регионах