aif.ru counter
29

Виктор Толоконский рассказал о политике, госзаказе, кадровом голоде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. "АиФ Сибирь" 08/08/2011

Кто должен руководить городом? Куда исчезли рабочие кадры? Что ожидает нас в новом политсезоне? Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью газете «АиФ Сибирь» для наших читателей рассказал Виктор Толоконский, одним из самых открытых: для него нет неудобных вопросов, он не готовится заранее и не читает ответы по бумажке.

Про выборы

— Совсем немного времени осталось до выборов в Госдуму. Эксперты прочат нам оживленный сезон. Какую картину, по вашим прогнозам, мы сможем наблюдать в Сибири на предстоящих выборах?
— Я согласен с экспертами, что сезон нас ожидает достаточно интересный. Думаю, нынешние выборы покажут большую активность населения. Где-то это будет выражено просто в значительном количестве людей, принявших участие в голосовании, — будет меньше «отсидевшихся», но главное — станет больше социальных инициатив, в том числе и возражений. И это тоже хорошо!
— Некоторые наши читатели до сих пор жалуются на то, что из бюллетеней исчезла графа «против всех»…
— Не думаю, что избиратели так уж огорчаются из-за отсутствия этой графы. Оппозиционных партий у нас достаточно, так что возможность сделать выбор есть. Мы переживали периоды гораздо более сложные, когда протестных настроений было объективно больше, чем сейчас. Но и тогда доля выбиравших эту графу занимала всего несколько процентов.
Очень важно в политическом процессе укрепить уверенность граждан, избирателей в возможностях развития именно своего региона, своего города. Нельзя ограничиться перспективами развития большой России в целом, нужно укреплять патриотические, гражданские, социальные чувства на примере развития своей малой родины.
Тогда и политическая активность граждан повысится. Кроме того, надеюсь, что в этой кампании будет сделан больший акцент на проблемах и задачах развития. К сожалению, мы очень много времени тратим на анализ прошлого, не умея при этом видеть перспективу.

Про власть

— В некоторых сибирских городах вместо избираемых мэров появились сити-менеджеры. Это более эффективный институт управления?
— Однозначно сказать, какая форма управления обладает большими преимуществами, нельзя. Ведь не случайно, когда шла работа над проектом закона о местном самоуправлении, сразу была предусмотрена база для формирования двух моделей управления.
Я считаю, что, как и в любой сложной системе, здесь очень многое зависит от личности управленца. А выбор формы зависит от политической активности населения. Там, где позиция избирателей более энергичная, имеет смысл модель прямого избрания мэра. В другом случае, возможно, больше подойдет сити-менеджер. 
— Быть может, тогда и должности губернатора стоит вернуть статус выборной, по крайней мере, в тех областях, где население более активное?
— Во-первых, я бы не стал сегодняшний порядок наделения полномочиями губернатора называть невыборным. Это выборная процедура, только она связана не с прямым волеизъявлением всех избирателей региона, а голосованием депутатов законодательного органа, которых, в свою очередь, выбирало само население.
Для меня всегда очень важны в выборном процессе, в последующей работе руководителя города или региона ощущение доверия населения. Если я почувствую, что люди мне не доверяют или не поддерживают меня, то при любых формах работать не смогу и не буду.
Однако представление президента все же тоже имеет большое значение для последующей работы. Это укрепляет связь с федеральным центром. Так что современная система назначения (выбора) губернатора весьма, на мой взгляд, сбалансирована.

Про обращения граждан

— Многие читатели жалуются, что, когда люди обращаются к вышестоящим властям с жалобами, их письма спускают обратно, к тому же самому чиновнику, от которого они уже ничего не добились…
— Не бывает так, чтобы жалоба, направленная главе государства или его представителю, вернулась без необходимой резолюции и осталась лежать мертвым грузом. Я получаю очень много обращений, и, куда бы ни приезжал, обязательно провожу личный прием. Например, в Новосибирске в 90% случаев я тут же, в присутствии людей, звоню нужным руководителям и говорю, что необходимо сделать, чтобы помочь просителю.


 
Если не вижу немедленного решения, то прошу тайм-аут и вместе с коллегами пытаюсь найти выход. В других городах стараюсь делать так же, хотя это несколько сложнее — не со всеми министрами еще знаком лично. Например, в том же Томске как-то возникла следующая проблема: дочери одной женщины нужна была высокотехнологичная операция в Москве.
Квота на нее была выделена, но, как выяснилось, в ней прописано только само пребывание в больнице, лечение и проезд до места и обратно поездом, что не всегда возможно из-за состояния здоровья больного. У этой женщины средств на авиабилеты не было — налицо пробел в законодательстве. Чтобы изменить ситуацию, в закон требовалось внести корректировки. Я переговорил с губернатором, и в региональный закон быстро были внесены необходимые поправки.
Недавно эта женщина приходила — благодарила. Да, иногда некоторые решения требуют дополнительных финансовых вливаний, поэтому наши губернаторы порой говорят: «Ваши частые приезды напрягают наш бюджет». В то же время нужно понимать, что есть жалобы, которые нельзя решить положительно. Либо для этого требуется время, внесение серьезных изменений в законодательство.
Так случилось после отмены безлимитного проезда для льготников в Новосибирске, когда была масса обращений от пенсионеров. По этому поводу была прокурорская проверка, потом суд, который оставил решение в силе. А я не могу отменить решение суда! Но в таких случаях важно выслушать человека, дать понять, что его проблема вам не безразлична. Люди должны верить, что их услышат!

Про госзаказ

— Часть новосибирских оборонных предприятий осталась без госзаказа. Почему сложилась такая ситуация и как с этим обстоит дело в других регионах?
— Ситуация действительно была сложной, и поэтому 6 июля на совете в Омске мы с руководителями регионов и директорами предприятий ОПК обсуждали вопросы совершенствования государственного управления и меры поддержки развития оборонной и гражданской промышленности в Сибири.
К этому моменту около 30% предприятий ОПК не заключили контрактов для выполнения государственного заказа. За месяц интенсивной совместной работы с Министерством обороны России положение коренным образом изменилось.
И уже в конце июля на совместном совещании с участием министра обороны Анатолия Сердюкова в Новосибирске мы констатировали, что все организации, занимающиеся выпуском продукции военного и специального назначения, подписали необходимые документы и подтверждают готовность исполнить заказ в срок.
Могу сказать, что системных проблем, которые бы негативно влияли на выпуск продукции специального назначения, на сегодняшний момент нет.

Про рабочие руки

— Самой главной проблемой наших предприятий остается нехватка молодых специалистов. Почему среднее профобразование у нас не котируется?
— Так сложилось, что при переходе на рыночные условия система образования стала не столько ориентироваться на стратегию развития экономики и социума, сколько на сиюминутный спрос потребителей. А у нас все желают получить именно высшее образование.
В итоге получились такие перекосы, которых мы не видим даже в странах с высокими традициями университетского образования. Я побывал в Цюриховском университете в Швейцарии и выяснил, что 50% студентов — иностранцы. Возник логичный вопрос: почему своих граждан так мало? Ведь в Швейцарии, кстати говоря, образование бесплатное.
Мне совершенно резонно ответили: «Посмотрите в окно — там пасутся наши коровки, ими занимаются наши фермеры. Из ворот выезжает грузовик, его водитель — швейцарец. Они хотели заниматься именно этим, зарабатывать деньги сразу, а не тратить время на получение высшего образования, которое в дальнейшей жизни им может попросту не пригодиться». И это правильно.
Любая система профобразования должна быть очень точно ориентирована на стратегию развития экономики и, соответственно, социума.
 

Про историю

— Кажется ли вам актуальной программа десталинизации и десоветизации в современной России? Если да, то какие меры в этом русле можно было бы принять на территории Сибири? Имеет ли смысл избавляться от советского наследия — памятников, названий улиц и площадей?
— Если вы обратитесь к новосибирской истории последних 20 лет, то увидите, что мы не сносили памятники, не переименовали ни одну улицу, ни одну площадь. Каждое название связано с исторической памятью, а историческим событиям нельзя ставить оценку.
Тем более что в жизни предыдущих поколений было много такого, чем можно гордиться. Мы были воспитаны на подвигах Великой Отечественной войны и полетах в космос, патриотические настроения были очень сильны.
Как можно взять и вычеркнуть памятные даты из жизни целого поколения? Я не вижу, в чем выиграет одна часть общества, если другую его часть мы чем-то расстроим или обездолим.
 
Вопросы для интервью подготовили:
Главный редактор «АиФ Кузбасс» Павел Казаков
Главный редактор «АиФ на Оби» Наталья Агафонова
Главный редактор «АиФ Алтай» Анжелика Соболева
Главный редактор «АиФ Омск» Ольга Коробова

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах