aif.ru counter
724

"Война в Афганистане была не зря"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ на Оби 11/02/2015

Вся жизнь Владимира Шуплецова напоминает детективы про секретных агентов – он служил разведчиком под прикрытием, и знает тактику войны изнутри. Спустя годы он считает, что Россия поступает правильно в отношениях с Украиной.

Владимир Шуплецов в Афганистане. 1983 год, провинция Файзабад Фото: "АиФ-Новосибирск"

 

Караваны с оружием

Вы прослужили в Афганистане 2 года, и при этом напросились в горячую точку сами?

- Я написал заявление, еще в конце 1979 года, когда только были введены советские войска в Афганистан, но от меня тогда отмахнулись. А когда в 1982 году стало не хватать офицеров, про меня вспомнили и направили. Я в то время служил в Разведуправлении Забайкальского военного округа, в Чите. Меня по-быстрому оформили, немного подучили и отправили в провинцию Файзабад, работать под легендой сотрудника советского командования по связи с местным населением, но при этом была поставлена задача добывать данные о бандформированиях в зоне ответственности. Прикрытием служила организация мною перевозок местного населения на советских транспортных средствах в аэропорты Афганистана. Видимо, в афганцах до сих пор сильна кровь кочевников и они очень любят переезжать с место на место со всем своим скарбом.

Я довольно быстро вписался в местную обстановку, потому что был подготовлен и сносно мог уже изъясняться на фарси – до этого моими языками были китайский и немецкий, а подчиненные офицеры, знавшие фарси, помогли мне быстрее его освоить. Жена, узнав о моем отъезде в Афганистан, конечно, расстроилась – у нас только полгода назад родился сын, но служба есть служба. Жили мы в землянках, в которых стояло несколько кроватей и газовая горелка. Но нас это не смущало, там так жили все.

Владимир Шуплецов с одним из офицеров на аэродроме в Файзабаде. Афганистан, 1983 год Фото: "АиФ-Новосибирск"

 

Сейчас многие не понимают, зачем вообще нужна была эта война для Советского Союза, что зря погибло 14 тысяч наших солдат, а позже 20 тысяч умерли от ран и болезней?

- Однозначно, эта война была не зря: все, что сейчас происходит в мире, теракты, поток наркотиков с Востока в Россию, и далее через неё в Европу (Афганистан и Пакистан до сих пор являются центром по производству наркотических средств) – советские войска своим пребыванием в этой стране не позволяли делать, и тем самым отсрочили это на десятки лет.  При вводе войск нам говорили, что стоит задача первыми войти и не допустить туда американских войск, которые там якобы хотят построить свои базы.  В первую очередь мы охраняли советские пограничные территории от проникновения бандформирований, караванов с оружием и наркотиками. Вот, например, в 1983 году командование приказало мне высадиться с небольшой оперативной группой в районе населенного пункта Куран-о-Мунджон, что в 120 км юго-восточнее Файзабада и находится на границе с Пакистаном. Затем перекрыть горный перевал Дура и докладывать немедленно о всех караванах, следующих через него. Рядом с местом расположения группы находились заброшенные рудники, в которых еще с царских времен добывали полудрагоценный камень лазурит. Туда-то я и приземлился на вертолете под легендой, что мы советские специалисты (со мной были еще 2 офицера, прапорщик и солдаты), приехали изучать возможность возобновления добычи лазурита, потому что советскому государству очень нужны эти камни.

Владимир Шуплецов на одной из встреч в кишлаке. Афганистан Фото: "АиФ-Новосибирск"

 

В Куран-о-Мунджоне когда-то стоял советский батальон, потом он ушел, а на его месте расположился афганский, командиру которого я и представился, чтобы он нас допустил к добыче лазурита. Наши ближайшие войска за 200 км, а мы в это время начали осматривать не только прииски, но и перевал. Вскоре стало известно, что через этот перевал должен пойти большой караван с оружием и наркотиками. Информация об этом пришла от «нашего человека» и я немедленно доложил руководству по радио. Мне ответили, что боевые машины будут на месте. Связь, к слову у меня была отличная - прямая с Ташкентом и Кабулом, и она не перехватывалась. В нужный момент, прилетели Су-25 (истребители-бомбардировщики) из Советского Союза и разбомбили караван полностью. Он был уничтожен примерно за полчаса. А тем временем, командиры ближайших бандформирований поняли, что караван разбит и им не дождаться оружия, ведь разведка и у них была хорошо поставлена. И, конечно же, они догодались, что в этом задействованы мы, советские специалисты, которые только делают вид, что изучают старые заброшенные штольни. Ко мне подошел командир афганского батальона и говорит: «Собирайтесь, скоро вас будут окружать». Я тут же подал телеграмму, чтобы нас вывозили, работа сделана. А мне отвечают, что вертолеты пока вылететь не могут – непогода в Файзабаде и в Кабуле, все полеты запрещены. Я понял, что обороняться придется самим, потому что афганские войска за нас не заступятся – там половина насильно призвана в армию, они просто все разбегутся и останется маленькая горстка солдат. В итоге, мы все будем лишь пушечным мясом для бандитов. Я сходил в афганский батальон, попроси у них немного боеприпасов: патронов, ящик с гранатами. Мы сподчиненными выкопали траншеи в рост человека и сделали круговую оборону. Я понимал, что выдержим мы недолго, ну час-два-три, больше не сможем, а дальше? Поэтому начинаю проводить своим подчиненным инструктаж: «Если хотите сдаваться, то ради Бога, но вы знаете, что делают с пленными. Предлагаю уйти из жизни достойно, как герои. Показывать пример буду я – застрелюсь первым. Остальные если не могут, попросите прапорщика». Прапорщику даю указание, чтобы все выполнил и застрелился последним. Смотрю, все мои люди сникли. На таком ожидании вертолетов и окружения мы прожили сутки. Ничего не могли есть и пить. На следующий день прибегает посыльный из афганского батальона, что там идут мятежники в большом количестве – тысячи полторы.  И вдруг слышим шум вертушек. Даже от сердца сразу отлегло. Подлетают два МИ-8 и два МИГ-24. Банды завидев их все тут же скрылись. Пилоты сбрасывают нам лестницы, чтобы залезали, а им кричу: «Не могу! У меня там имущество осталось!». «Ты что, с ума сошел? - отвечает мне пилот, – Забирайся сейчас же!». В это время ветром от лопастей срывает палатку и становится видно лазурит, которым мы еще до этого выложили внутри пол. В итоге один вертолет все же сел, и я успел загрузить весь инвентарь, а летчики - камень. Потом, когда я в Кабуле, перед отъездом на родину отчитывался, сдал весь спасенный инвентарь. Мне пришлось заплатить только за палатку.

Владимир Шуплецов с переводчиком. 1982 год, Афганистан, город Кундуз. Фото: "АиФ-Новосибирск"

 

Кроме уничтожения бандформирований, вам приходилось кого-то спасать из местного населения?

 -Однажды меня попросили выступить переводчиком – поймали одного афганца, который все ходил вокруг наших водных запасов. У него при себе были какие-то таблетки. Как его только не допрашивали, а он все одно, мол, таблетки у меня от сердца. Я своим говорю: «Так вы проверьте: дайте ему выпить эти таблетки. Если яд, то он и умрет сразу». Афганец обрадовался, и еще воды попросил запить. Оказалось, действительно, он просто мимо проходил, а наши его сразу повязали с подозрением, что он хотел всю воду отравить. Такое подозрение ко всем местным началось после того, как мы поняли, что днем большинство афганских мужчин нам улыбаются и занимаются земледелием, а ночью берут припрятанные ранее в арыках или за дувалами винтовки, английские буры и стреляют по нашим.

 У нас не совсем была правильная политика в отношении оказания помощи и ведения самой войны. Надо было знать эту мусульманскую страну, понимать, чего они хотят. В самом начале, когда я приехал в Афганистан, я попытался об этом сказать в одном из информационных сообщений. Но мне только «щелкнули по носу» и сказали, чтобы не занимался прогнозированием, на это есть другие лица, а заставили выполнять свое задание.

Сейчас в ситуации с Украиной, думаю, что Путин поступает правильно. Теоретически мы можем применить силу и одержать победу. Но в таком случае мы перейдем некую черту, после которой не будет возврата. А со временем, на Украине все-таки сменится руководство, и придут дельные люди. Да уже сегодня, те молодые парни, которых заставили воевать против своего же населения, возвращаются домой, и рассказывают правду. Потихоньку все украинцы поймут бессмысленность действий Порошенко, и возможно сами же его свергнут.

То же самое с террористическими группировками. Нельзя только одними военными путями ликвидировать банды. Нужно понимать, что в любой войне есть причина, которую нужно узнать ,а потом искоренить. Тем более в каждой стране свой менталитет, от которого не уйти, свой язык и вера. В любых ситуациях, я за мирное решение конфликта.

Владимир Шуплецов с частью своей группы. Служба в Афганистане Фото: "АиФ-Новосибирск"

Приезжайте, шурави!

Вы служили в горячей точке, где порой смерть походит близко, это оставило свой отпечаток в вашей жизни?

- Меня отправили домой через два года, потому что были такие правила: обязательно по истечении двух лет службы в Афганистане меняли офицерский состав. Потом, позднее с 1986 по 1987 год я выполнял задания в воюющей Анголе, на юге Африки. Но даже спустя многие годы у меня проявлялся афганский синдром: я был нервным и мог сорваться и нагрубить своему начальству, или подчиненным. Потом, правда, обязательно извинялся за свои грубые слова. Я такой синдром войны наблюдаю сейчас у всех парней, прошедших через горячие точки. Война для человека не проходит бесследно.

 Но все же приятно, что после 20 лет, после того, как наши войска ушли из Афганистана, делегации российских ветеранов поехали туда и встретились с бывшими «душманами». Они узнали друг друга, и афганцы стали просить: «Шурави (советские), приезжайте к нам снова, помогите нам выгнать американцев, только приезжайте без оружия. Мы вас ждем». Почему так? Да потому, что за те 15-20 лет до ввода советских войск, там работали советские специалисты, которые построили афганцам дороги, трубопроводы нефти и газа, в Кабуле целый микрорайон. Да и потом, они продожали помогать афганцам. Такие уж мы, русские, по природе, всем хотим помочь. А американцы, прийдя нам на смену, только все методично уничтожают.

 Досье: родился в Кировской области в 1946 году. Полковник в отставке. Окончил Пермское Высшее командно-инженерное училище, потом с отличием Военно-дипломатическую Академию СА. Кавалер ордена «Красная звезда», а также многих других наград. С 2008 года – председатель исполкома Правления Новосибирской областной организации Общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана» (НОО ООО «РСВА»), член Общественной палаты Новосибирской области двух созывов, член Координационного штаба Новосибирского отделения ОНФ «За Россию».

 

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах