227

Не священная война: о целях терроризма и готовности ему противостоять

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ на Оби №15 13/04/2016
Дарья Буравчикова / АиФ

Страх – это древний проверенный способ руководить обществом. О том, как функционирует эта международная негласная «биржа страха», на которой торгуют политики, спецслужбы и террористы корреспондент «АиФ на Оби» пообщался с философом Дмитрием Винником.

Готовность защищаться

Светлана Нечитайло, «АиФ на Оби»: Современное общество буквально наводнено всевозможными страхами: эпидемии, техногенные катастрофы, террористы. Как вы думаете, почему?

Дмитрий Винник
Дмитрий Винник Фото: Из личного архива

Дмитрий Винник: Это древний и проверенный способ сделать людей более управляемыми и предсказуемыми. Поэтому разные режимы прибегают к такому методу поддержания порядка. Самый страшный – это страх божий, ужас перед вечными мучениями в аду. Церковь это поняла и долгое время была и продолжает оставаться одной из самых могущественных управленческих структур. 

Самые серьёзные страхи человечества, конечно, связаны с выживанием. Они же и подстёгивают нас, заставляя более остро переживать за свою жизнь. Потому что если тревоги становятся какими-то мелочными, конъсьюмеристскими, то это плохо. Например, та паника, которую мы наблюдали прошлой зимой: люди скупали технику в магазинах из опасения, что их сбережения сгорят. Это мещанские страхи, а желательно, чтобы человек боялся смерти.

– Чем плохи обывательские страхи? Ведь жить, всё время опасаясь насильственной смерти, очень тяжело. 

– Конечно, тяжело. Но существовать, опасаясь инфляции, сокращений на работе, или визита коллекторов, ещё и унизительно. Как ни странно, именно в таких обществах самый высокий уровень депрессии и суицидов среди населения.

Когда в токийском метрополитене произошёл теракт в 1995 году с распылением газа зарина, погибших было меньше двух десятков человек. Однако в больницы попали сотни людей с тяжёлым отравлением, и многие из них остались инвалидами просто потому, что не сочли нужным обратиться за медицинской помощью. Люди вспоминали потом: «Я почувствовал неприятный запах, удушье, но боясь опоздать, продолжил путь на работу». Когда человек доходит до такого состояния, что отравление боевым газом он не считает уважительной причиной прогулять рабочий день, значит с этим обществом что-то явно не в порядке. Писатель Василий Караваев даже выдвинул идею, что возможно у Сёко Асахара – лидера секты Аум Синрикё – была безумная идея разрушить этот уклад японского общества столь жестоким способом.

– Философ Александр Пятигорский говорил, что террор возможен благодаря тому, что люди готовы быть убитыми. Но большинство людей не хотят умирать!

– Это разные вещи: желание жить и готовность защищать эту жизнь. Посмотрите на всю антитеррористическую агитацию и инструкции служб безопасности, что там написано? Нужно подчиняться требованиям террористов, ничего самому не предпринимать, с агрессором в перепалки не вступать. Всё, что остаётся человеку, – пассивно ждать появления спецназа. Наверно, это правильно с точки зрения того, чтобы не мешать профессионалам работать. Но в более глобальном смысле эта тактика проигрышная. Какими бы хорошими не были спецслужбы, всех террористов они не остановят, тем более что иногда они и не ставят такой задачи. Победить терроризм можно лишь в том случае, когда в обществе есть готовность бороться с ним буквально у каждого человека.

Как пример, недавний случай в Израиле. Человек едет на автомобиле, видит, по улице бежит юная девушка с ножичком. А уже известно, что палестинские террористы поменяли тактику. Проникать на территорию соседнего государства с бомбой стало сложно, меры безопасности запредельные, поэтому они теперь с ножами бегают по улицам, режут случайных прохожих. И этот водитель выруливает с проезжей части на тротуар и насмерть к стене её припечатывает. Вот о какой готовности я говорю!

Почему отменили марш?

– Если говорить о терактах, которые произошли недавно в Брюсселе. Вряд ли террористы хотели заставить европейцев задуматься о вечном?

– Терроризм бывает разный. Если говорить о русских террористах, народовольцах, то это был очень адресный террор. Они заранее объявляли, за кем будут охотиться, как правило, за чиновниками, должностными лицами Империи. У них даже был свой этический кодекс. Например, если во время акта террора вдруг пострадали мирные жители, следовало терпеливо ждать, пока тебя арестует полиция.

Современные террористы действуют по-другому. Они не имеют конкретного адресата. Главная их цель – убить как можно больше людей. Это такая международная негласная «биржа страха», на которой торгуют политики, спецслужбы и террористы.

– Что вы имеете в виду?

– В истории не раз всплывали факты, что те или иные террористические ячейки манипулируемы спецслужбами, которые либо подталкивают их к совершению терактов, либо не препятствуют этому. Это хороший способ оказать давление на общество или парламент.

Например, сейчас одной из самых опасных в плане терроризма стран стала Турция, особенно столичные города Стамбул и Анкара. Раз в три месяца там стабильно погибает несколько десятков человек в результате терактов. И есть версия, что эта деятельность стала возможна благодаря поддержке Эрдогана, который пытается обвинить в беспорядках курдских террористов, с тем, чтобы вести более жёсткую политику по курдскому вопросу.

– После взрывов в Брюсселе хотели провести «Марш против страха», а потом отменили из опасения, что теракты повторятся.

– Мне эта идея – проводить марши против страха – не кажется очень уж хорошей. Во-первых, устраивать демонстрации против каких-то садистов-психопатов – слишком много чести. Кроме того, если ты профессиональный террорист и у тебя ещё остались люди, то лучшего подарка, нежели взорвать к чертям такую демонстрацию, быть не может.

Следует понимать, что если вы хотите реально остановить машину страха, то есть сделать акт террора бессмысленным, нужно как можно меньше говорить и писать об этом. Потому что цель террористов – заставить людей бояться. А такие акции всегда подогревают интерес к изначальному событию – самому террористическому акту. И чем больше говорят о жертвах, о взрывах, чем больше смакуют их смерть, тем солиднее эффект. Конечно, печально, когда люди погибают. Пусть родственники их оплакивают, в стране объявляют траур, и остановимся на этом. Даже если первые лица государств пройдутся по главной площади города, взявшись за руки, людей это уже не вернёт. И как показывает опыт той же Франции, терроризм тоже не остановит.

Это аргумент в пользу цензуры, между прочим. В Советском Союзе было мало терактов ещё и потому, что об этом не писали. Сейчас это стало невозможно в том числе из-за появления социальных сетей. Интернет лишает нас возможности отмотать ситуацию назад, поэтому терроризм будет вечным.

Досье АиФ
Дмитрий Винник. Родился в 1976 году в городе Новосибирске. Закончил СибАГС в 1998 году, магистратуру Философского факультета НГУ в 2000 году. В 2011 году защитил докторскую диссертацию по философии. Научный сотрудник Института философии и права СО РАН. Член Союза журналистов, блоггер, общественный деятель и просветитель.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах