aif.ru counter
41

Что едят и за кого выпивают полярники на дрейфующей станции?

Полярник-гидрограф Сергей отреагировал на свежие новости, которые ему вкратце пересказал корреспондент «АиФ». Свежие, конечно, в масштабах арктической зимовки - ведь исследователи, обитающие на дрейфующей станции «Северный полюс» (а Сергей один из них), выпадают из жизни аж на целый год.

Посмотрев, в каких условиях они живут, могу сказать: это героические люди.

Мусору - нет!

Первая в мире дрейфующая станция «Северный полюс-1» («СП-1») была высажена на льдину 25 мая 1937 г. Она просуществовала 9 месяцев, проплыв за это время более 2 тыс. км, а четыре участника той экспедиции с Иваном Папаниным во главе получили звания Героев Советского Союза. С тех пор дрейфующие станции в Арктике работают достаточно регулярно.

Каждой станции присваивается порядковый номер. Так, последняя носила название «СП-38», ей на смену пришла «СП-39». Её личный состав доставил ледокол Росатомфлота «Россия». Задача полярников - проведение комплексных исследований Арктики. Этот регион считается кухней климата всей планеты.

По нему, в частности, можно изучать процессы глобального потепления. А метео­данные, которые ежедневно в непрерывном режиме передают полярники, используются для прогнозов погоды, обеспечения судоходства и авиаперелётов.

Дрейфующая станция - это небольшой посёлок, разбитый прямо на льдине. Точнее, если говорить языком учёных, на ледовом поле. 16 человек (а именно столько было в последних экспедициях) живут по двое-трое в типовых домиках, по сути - в «коробках», собранных из фанерных щитов с утеплителем. Размер каждой - 5 м на 2,5 м. Честно говоря, выглядят они не ахти. «Но при этом у них есть одно важное достоинство - мобильность.

Иногда домики даже ставят на сани, чтобы их можно было легко переместить трактором или снегоходом, - рассказал Александр Ипатов, начальник «СП-39». - Дело в том, что станция всегда должна быть готова к передислокации: льдина может треснуть, начать разрушаться. Бывает, что домики приходится и на руках переносить».

Внутри «коробки» - кровати в два яруса, столы, где стоят компьютеры и научное оборудование. Обогревается помещение с помощью печки, работающей на солярке. Устройство добротное - способно задать жару и превратить домик в натуральную парилку. Здесь же находится умывальник. Вода стекает в ведро или бидон. По мере наполнения их опорожняют в бочку, стоящую снаружи.

На льдине не принято мусорить. Если полярник курит, он не станет стряхивать пепел на лёд или бросать на него окурок. И по малой нужде «до ветру» - никогда! Логика проста - зачем гадить там, где живёшь? Скажем честно: многим из нас этой логики явно недостаёт.

Для нужд на станции существует гальюн. Этим словом на сленге моряков называют туалет, а полярники активно используют их лексикон - в ходу такие термины, как кают-компания, кок, камбуз. да и саму дрейфующую льдину многие сравнивают с кораблём. Гальюн выглядит как обычный деревенский сортир - кабинка с бочкой внутри. Бочку, когда она наполняется, вытаскивают и топят в полынье, а на её место ставят новую. Бочек тут в избытке. В них хранится топливо для дизельной электростанции, дающей электричество, снегоходов и тракторов.

 

Дик и Арчи

 

Главное сооружение на дрейфующей станции - кают-компания. Это и столовая, и кинотеатр, и библиотека, и лекционная аудитория. Тут же пристроен камбуз, то есть кухня. В кают-компании проходят празднования всех торжественных событий - дней рождения, Нового года и т. д. Скажем, на льдине по традиции принято отмечать пересечение каждого градуса широты.

Считается, что, если этого не сделать, дрейф будет плохим. Среди тостов, которые поднимают полярники, есть такие, как «за крепкий лёд» и «за тех, у кого не все дома». Не подумайте, что обитатели Арктики выпивают во славу психически нездоровых людей. Так они вспоминают своих родных - ведь у тех, как ни крути, на данный момент действительно не все дома, причём в буквальном смысле.

Еды на станции хватает. Полярники «СП-39», ныне находящиеся на льдине, прихватили с собой полторы тонны картошки, полтонны овощей и столько же мяса. Взяли даже ягоды - чернику, клюкву, бруснику. Можно не сомневаться, что по праздникам у них будет накрыт привычный стол - с салатом оливье, селёдкой под шубой и выпечкой.

Среди участников арктических экспедиций всегда есть любители бани, для которых её посещение - особый ритуал. Баня - обычный домик, но внутри есть помывочное помещение со скамейками и тазиками, парилка с печкой, а над дверью красуется надпись «Лёгкого пара!». В два бака загружают огромные глыбы снега и топят его. Моются в среднем раз в неделю, а самые отважные после парилки прыгают в полынью, окунаясь в воды Северного Ледовитого океана.

Особые отношения у полярников с белым медведем. Хищник этот очень опасен (на открытом пространстве, как известно, человек убежать от него не способен) и на станцию наведывается регулярно. Так, на «СП-38» он заходил 6 раз, а однажды даже похулиганил в лаборатории, разбив фонарь и опрокинув аппаратуру. Есть строгие правила: нельзя отлучаться со станции, не взяв рацию и ракетницу.

Выходя «на улицу», надо сразу оглядеться и вообще держать там ухо востро. Белый медведь занесён в Красную книгу, поэтому убивать его не рекомендуется. Да и сложно это сделать. Его обычно отгоняют, запугивая выстрелами из ракетниц. Ну и собаки своё дело знают - они хорошо натасканы на этого зверя.

Кстати, сейчас на льдине вместе с полярниками обитают два пса - Дик и Арчи. Последнего назвали в честь Артура Чилингарова: взяли по паре букв из его имени и фамилии. Знает ли Артур Николаевич о существовании четвероногого тёзки, доподлинно неизвестно. Но, наверное, он с большим пие­тетом пожал бы ему лапу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах