920

Фронтовой фотокорреспондент Борис Шейнин провёл на войне 3 минуты

Фото: из личного архива семьи Шейниных
   

Мне по душе Ваши снимки, снятые в гуще боёв.

Таких снимков у Вас немало - и я их высоко ценю,

хотя в них нет претензий на эпохальность.

Константин Симонов

3 мая 1975 года

Передо мной фотографии Бориса Григорьевича Шейнина, одного из фотокоров газеты «Красный флот», одного из тех, кто «с лейкой и блокнотом... сквозь огонь и стужу» прошел всю войну.

Обычный севастопольский паренек, выпускник 8-й школы, пришел в редакцию «Красного черноморца» с желанием стать фотокорреспондентом, и это у него получилось более чем хорошо. Один из первых его снимков с двумя моряками и девушкой, спускающимися по ступеням Матросского бульвара, победил на всесоюзном конкурсе. Дальше - приглашение в газету «Красный флот», съемки флотских будней на Черном море, на Балтике, Снова на Черном море...

Страшное слово ВОЙНА... С первых дней Великой Отечественной Борис участвовал в обороне Одессы и Севастополя. В кадре фоторепортера зенитчики и морские пехотинцы, медсестры и подводники. Многие из них , благодаря объективу Шейнина, так и останутся молодыми в веках...

Страшное слово ВОЙНА... Но по-южному остроумный и немного бесшабашный Борис Григорьевич отшучивался: «Я и испугаться не успел. Воевал-то я всего три минуты. Дочка-математик подсчитала. Судите сами, за войну я сделал около девяти тысяч кадров, каждый из них с выдержкой примерно одна пятидесятая секунды. Вот и вся арифметика». Но сколько фронтовых дорог и морских миль пройдено за эти три минуты. Одесса, Севастополь, Кавказ, Сталинград, Мурманск, опять Севастополь, Будапешт и наконец Берлин. Весь боевой путь в виде наград на груди Бориса Григорьевича. Но особо дорожил он знаком «Почетного ветерана 2-й гвардейской армии». Казалось бы, какое отношение фронтовой репортер имеет к гвардии? Да самое прямое! 7 мая 1944 года Шейнин делает снимок «Севастополь в огне».

Борис Шейнин «Севастополь в огне». 7 мая 1944 года

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Много приходилось видеть снимков разрушенных и горящих городов. Порой без подписи и понять невозможно что это за город. В этот же день снимок был отправлен самолетом в Москву, а на утро газета «Красный флот» с ним была в руках у бойцов, стоявших под стенами Севастополя. Увидел снимок и командующий артиллерией 2-й гвардейской армии генерал-майор Иван Семенович Стрельбицкий. Сквозь дым опытный глаз различил еле заметные просветления.

- Да это же огневые точки противника! Шейнина разыскать и срочно ко мне!

Диалог фотокора и артиллериста был коротким:

- Много подобных снимков?

- Много.

- Отлично! Составьте из них панораму города!

Ориентируясь по фотопанораме, артиллерия открыла огонь. Через сутки город был освобожден и гвардейцы увидели точность попаданий своих снарядов. Как не вспомнить «на пикапе драном и с одним наганом первыми врывались в города...»

Борис Шейнин «Знамя Победы». 1 мая 1945 года

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Последним военным кадром был снимок «Знамя Победы», сделанный 1 мая 1945 года. Борис Шейнин вспоминал: «У Бранденбургских ворот ко мне подошел фоторепортер «Огонька» и говорит: «Борька, полезли на крышу Рейхстага, там уже наши солдаты!» По горящим балкам поднялись и тут я увидел, что один солдат держин на небольшом древке красное полотнище...» Остальное было делом техники: Борис вскинул фотоаппарат и мгновение было остановлено.

Давно в музее КЧФ «Лейка» №282179, уже двенадцать лет нет в живых Бориса Григорьевича, но навсегда с нами его фотографии, его три минуты войны.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах