aif.ru counter
09.12.2013 12:46
Эльвира Новикова
247

На дне мегаполиса: сельские жители пополняют армию бродяг

«Аиф на Оби» № 49 04/12/2013

В России от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Остаться без крыши над головой может каждый, даже вполне благополучный человек. Хотя сегодня в основном пополняют армию бомжей люди из сельской местности, которые уехали из села от безысходности, но в поисках лучшей доли в мегаполисе оказались на самом дне. Как помочь этим людям? 

Почему успешные люди становятся бездомными? Фото: АиФ

Вчера — директор, сегодня — бомж

Сколько сегодня в регионе бродяг, никто не знает. По официальным данным, около тысячи человек, по мнению общественников, в 10 раз больше. Причём попадают в их нестройные ряды даже те, кто в недавнем прошлом ездил на хорошей иномарке, обедал в ресторанах. Например, 39-летний Сергей, житель Новосибирска, — бывший директор фирмы, в которой трудилось 82 человека.   

— Каждые полгода, — вспоминает он, — ездил отдыхать за границу. Бизнес неплохо шёл. Но многие дела у нас решаются за бутылочкой коньяка... Сам не заметил, как стал сильно пить. Жена не выдержала — развелись. А потом пришлось продать и бизнес, и квартиру, и машину. Все бывшие друзья от меня отвернулись. Я оказался на улице. Бродяжничал пару месяцев. Не хочу вспоминать то время... А потом услышал о социальной гостинице РПЦ и пришёл туда. Вот уже больше года работаю здесь водителем.       

Но его история всё же нетипична. Основная масса бомжей — сельские жители, приехавшие в Новосибирск в поиске заработка. Мы едем на автомобиле РПЦ, который везёт горячие обеды бомжам. Их кормят на пожертвования прихожан по адресу Восточный посёлок, 13а. Там находится и социальная гостиница. Этой зимой это первый выезд. По дороге Вениамин Демченко, руководитель епархиального центра РПЦ для бездомных, рассказывает:

— Думаю, что бродяг — около 10 тысяч. Новосибирск ведь географически расположен на перепутье дорог. Поэтому к нам едут и из других регионов, и из сёл, где нет работы. А таких — большинство. Сельчане соглашаются работать без трудового договора, получают зарплату в конвертах. Поэтому их часто «кидают». Иногда они теряют документы или получают травму и попадают в больницу. А потом после выписки без денег — куда мужику податься? 

 Сегодня сибиряки не могут конкурировать с гастарбайтерами на рынке труда. Ведь последние готовы работать за копейки и жить по 15 человек в одной комнате. А лекарство от горя и безысходности у сибирского мужика одно — пить горькую.      

— В советское время, — продолжает Вениамин Демченко, — бездомных вообще не было, потому что была статья УК «За тунеядство и бродяжничество», действовали профилактические учреждения ЛТП, в которых лечили алкоголиков. Человека, который поскользнулся, общество поддерживало. Хотя и сейчас в городе действует два госучреждения и 22 общественных. 

Очередь голодных

Мы остановились напротив областного дома соцпомощи, потому что сюда в выходной приходят бродяги. Вот и сейчас к воротам подошёл мужчина с рюкзаком. Но его почему-то не приглашают внутрь, а дают какой-то листочек. Повертев его в руках, мужчина собирается уходить. Как оказалось, это 34-летний Евгений из Красноярска. Приглашаем его пообедать. Уплетая горячий борщ, он рассказывает:  

— Вот зашёл в ваш областной центр, попросил обувь. Сказали, что её здесь нет, отправили в дом ночного пребывания. Я паломник по святым местам. В поиске Бога уже четвёртый месяц автостопом езжу по мечетям, храмам. Ночую на вокзалах, иногда в подъездах. Цель — посмотреть, что случилось с народом, чтобы потом всем рассказать, что Бог-то един. А люди не знают этого, оттого и все наши несчастья…

Вениамин совсем не удивляется странным речам этого человека. Он кивает Жене: «Можете в гостиницу РПЦ поехать, там точно накормят и одежду дадут». 

И тут же продолжает свой рассказ дальше:

— За 1,5 года через наши учреждения прошли 3 тысячи бродяг. Но вернуться к нормальной жизни смогли только около 800 человек. Ничего нового не изобретали. Всё, как в советское время, по технологии Макаренко — терапия здорового коллективизма. Помогаем восстановить документы, устроиться на работу. Но не все хотят работать. Если человек на улице уже попал в маргинальную группу, он оттуда вряд ли выберется. В психике происходят необратимые процессы: такие могут с помойки кушать, не мыться неделями, а главное — у них пропадают все желания…

«Паломник» Женя тем временем доел суп, и его всё-таки пригласили в областной центр. Вокруг никаких бомжей больше нет. Поэтому наш автомобиль трогается с места. Через полчаса останавливаемся возле Вознесенского собора. Уже через пару минут, как будто на запах, подходит наш первый «клиент». У мужчины от холода зуб на зуб не попадает, под правым глазом большой синяк. 57-летний Сергей из Барнаула коротко сообщает: «Это вчера у меня увидели 600 рублей – отобрали. Очень есть хочу. Я в мае ещё освободился. Пока было лето, на улице жил. А сейчас очень холодно. У меня все справки, есть даже флюорография — работать хочу».  

Сергея пока оставили в машине греться. Потом он поедет в социальную гостиницу. Тем временем к машине уже выстроилась очередь. У каждого своя история. Александр (61 год) рассказывает: «Ночую в ночлежке. А раньше жил прямо на улице. Уже 15 лет так живу. Как освободился, жена меня не приняла. Раньше я даже работал, а сейчас сложно устроиться. Пенсии нет».

Далеко не все бродяги могут вернуться к нормальной жизни. Фото: Елена Иванова

У 36-летнего Александра есть квартира. «От еды не откажусь, — поясняет он, — голодный очень. Дома продукты все давно кончились, потому что работы нет. Обычно я вагоны разгружаю, а тут приболел».

Он, кроме чашки супа, набрал бутербродов с колбасой, наверное, не только для себя, но и для своей дамы. Она подойти к нам не решилась. «Стесняется», — улыбается Александр.

 Очередь из голодных людей становится больше. Помощник Вениамина, 33-летний Рустам, открывает второй бак с супом. А потом вдруг признаётся: «Я тоже всё это прошёл. Сам я из Новокузнецка. Отсидел в общей сложности 15 лет, в 2011 году освободился. Устроился на работу водителем КамАЗа, но вскоре сел на иглу. Мама попросила: «Езжай в Москву, там лечат». Я там год прожил, работал. А летом приехал в Новосибирск и попросился в соцгостиницу РПЦ. Уже полгода работаю, маме ежемесячно деньги отправляю».  

Рустам ещё молод, у него вся жизнь впереди. Хорошо, что у него и других людей, которые оказались на улице, есть возможность вернуться к нормальной жизни. Я с ужасом смотрю, как Вениамин со всеми бомжами здоровается за руку (Позже он протер руки антисептиком.). Вениамин улыбается: «Иначе нельзя, ведь презрение — это гордыня. Они люди, у всех есть души».

Жаль только, что некоторые внешне благополучные люди, кажется, свою душу продали. Вениамин поделился: «Мы помогли нашим подопечным устроиться дворниками в УК «Союз плюс». Полгода они работали на 75 домах, но зарплату им не платили. У нас есть судебное решение о взыскании 560 тысяч рублей долга. Но директор УК Евгений Слепцов всё имущество на другую организацию переписал. И как теперь быть?» 

Галина Лысенко, замначальника министерства соцразвития НСО

— В этом году наши специалисты впервые совместно с полицией выезжали в места, где живут бродяги, и проводили опрос. Как оказалось, не все хотят, чтобы им помогали. Примерно 20% сказали, что их всё в собственной жизни устраивает. Насильно никого забирать нельзя — это нарушение прав. Выяснилось, что готовы обратиться в госструктуры и общественные организации примерно 600 человек. Мы провели оптимизацию — сократили администрацию. Поэтому сейчас готовы принять на 20 человек больше. 

В этом году учреждения соцпомощи работают круглосуточно. Инвалидов и пожилых быстро оформляем в дома-интернаты и дома престарелых. Очередей в них сегодня нет. В Краснозерском районе планируем открыть отделение реабилитации, чтобы люди трудоспособного возраста могли приобрести профессию и работать. Ведь 10% бомжей имеют высшее образование, 8% — 9 классов, остальные — среднее. Главное — вернуть этих людей в общество. И у нас есть немало примеров, когда бывшие бродяги после обучения в центре занятости работают. Например, один — пекарь, другой — завхоз (после судимости) сейчас оформляют субсидии на получение квартиры в ипотеку.

Владимир Тарасенко, директор ГАУ НСО «Областной дом ночного пребывания»:

— Сегодня половина бродяг — это мужчины трудоспособного возраста от 31 до 60 лет. Около 20% бомжей старше 60 лет. Как ни печально, но возраст бродяг, которые обращаются к нам за помощью, становится всё меньше. Ещё в 2011 году молодых от 18 до 30 лет был 21%, а сейчас уже 26%.

Примерно 42% наших пациентов прибыли из мест лишения свободы. Им негде жить, сложно устроиться на работу. Поэтому мы стали сотрудничать с Федеральной службой исполнения наказания — за полгода начинаем подыскивать работу для тех, кто скоро освободиться.

В нашем центре можно поесть, получить тёплую одежду и обувь. По понедельникам и средам РПЦ дополнительно привозит горячие обеды. В эти дни к нам приходит бродяг в два раза больше, чем обычно. В доме ночного пребывания можно жить до 6 месяцев. Помогаем восстановить документы тем, кто хочет изменить свою жизнь — устроиться на работу. Тем, кто ничего уже не хочет, помочь сложно, ведь это взрослые люди, это их выбор.  

Ирина Большакова, главный врач ГБУЗ НСО:

В прошлом году скорая помощь помогла 933 пациентам на улице. В этом — цифры примерно такие же. Из них женщин, возраст которых от 20 до 30 лет, — 17%. Девять беременных женщин прямо из подвалов и теплотрасс доставили в родильные дома. Врачи оказывают медпомощь людям, независимо от того, есть у них паспорта и медицинские полисы или нет. Было госпитализировано 86%, 8% умерли до приезда скорой, от остальных отказались. К этим отказникам приходится ехать повторно, потому что никто для них не побежит в аптеку за лекарствами. 

До 40% случаев медпомощь оказывается тем, кто получил травмы, причём нередко серьёзные. Также страдают от переохлаждения, заболевания дыхательных путей, кожных заболеваний, педикулёза, чесотки. Более 20% больны туберкулёзом, 15% — вензаболеваниями. Все — в алкогольном опьянении. На что пьют? Видимо, граждане подают.

СПРАВКА

В 90-е годы до 35% новосибирских бродяг были местные: одинокие старики, которых «чёрные» риэлторы обманывали и выселяли на улицы. Сегодня новосибирцев среди бродяг только 4%. Большая часть — до 70% — это жители региона из сельской местности, которые приехали в Новосибирск на заработки, но оказались без денег, документов. Ещё 20% бомжей — транзитники, прибывшие из Московской области, Перми, Омска, Кемерова и других городов СФО.

Телефоны, где могут помочь:

Центр срочной социальной помощи: тел. 243-65-85, 220-68-11 (можно звонить круглосуточно)

Дом ночного пребывания: тел. 226-94-86 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество